Регистрация | Вход ip: 54.166.37.177 11 Декабрь 2016, Воскресенье
  Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
РЕЦЕНЗИЯ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ


СТАТЬИ, АНАЛИТИКА


Главная
» Статьи » ПОЛИТИКА

Один день из жизни Михаила Ходорковского
Побудка происходит в 6:45 утра. У меня есть час на то, чтобы позавтракать, сделать зарядку, умыться, побриться и посмотреть новости. В основном на завтрак я ем кашу и пью кофе. В это время я больше всего скучаю по своим детям, потому что всегда завтракал вместе с ними перед тем, как идти на работу. Меня содержат в тюрьме самого строго режима. В каждой камере сидят от трех до восьми человек, и у меня меньше пяти квадратных метров личного пространства. Если только меня не везут в суд, я нахожусь в камере 23 часа в сутки. Охранники позволяют мне на час выходить погулять по 'внешней' камере, покрытой металлической сеткой. Я нахожусь под постоянным наблюдением, и свет в камере горит круглосуточно. Раз в неделю мне разрешен душ.

Через час после побудки они перевозят меня в суд. Из-за процедур по обеспечению безопасности требуется два часа, чтобы доехать туда, и два часа, чтобы вернуться обратно. Меня перевозят в грузовике, внутри металлической кабинки размерами 122 см на 76 см на 46 см. Каждый день я провожу в ней четыре часа.

В суде меня и моего бывшего заместителя Платона Лебедева запирают в 'аквариуме' - стеклянной клетке с пуленепробиваемыми стеклами, весом в полторы тонны. Зал суда заполнен охранниками с автоматами. Мне всегда интересно, по кому они собираются стрелять.
Заседания суда длятся восемь часов, четыре дня в неделю, и будут продолжаться весь следующий год. Нам дают короткий перерыв на обед, когда мне позволено съесть свой дневной тюремный паек - печенье, чай, сахар. И кашу быстрого приготовления. Я ее пробовал. Лучше этого не делать. Я пью воду.

Я вырос в семье советских инженеров. Мои родители не были членами КПСС, и у них не было никаких связей. Они зарабатывали 300 рублей в месяц. Половина из них шла на квартплату, треть - на еду, а на оставшиеся 50 рублей нужно было покупать одежду, проездные билеты, учебники и прочее. В те времена за 50 рублей можно было купить пару штанов. Поэтому я начал рано работать. Я стал инженером в 1986 году, когда мне было 23 года. Ко времени своего ареста в 2003 году я построил крупнейшую нефтяную компанию России - 'Юкос'.

Кампания против меня была организована Кремлем. Первое дело, за которое я получил восемь лет, было начато из жадности; сегодняшнее дело - это результат трусости, и мне грозит до 22 лет. Сложно сказать, в чем убедили Владимира Путина мои враги. Может быть, он действительно думал, что я планирую какой-то переворот - что само по себе нелепо, так как я поддерживал две оппозиционные партии, которые при наилучшем раскладе могли выиграть на выборах 15 процентов голосов. Скорее всего, это было просто оправдание, чтобы захватить самую успешную нефтяную компанию России.

Меня часто спрашивают, почему я не спасся бегством за рубеж. Я думал, что таким образом я признаю, что виновен, к тому же, сбежав, я бы оставил в беде Лебедева. Но я также думал, что предстану перед надлежащим судом. Однако никакого справедливого суда не было. Даже в России мало кто сейчас верит, что суд надо мной был справедливым и непредвзятым.

После суда меня отвозят обратно в тюрьму. Привет, камера! У меня есть два часа, чтобы поесть, почитать газеты, постирать и написать письма. Я уже провел так более 2000 дней. Кто знает, сколько еще ждет меня? Самое сложно - это невозможность предсказать свое будущее. Охранники используют это как психологическое оружие. Часы запрещены, и тебе никогда не рассказывают, зачем тебя забирают из камеры. Нужно просто расслабиться и принимать вещи такими, как есть.

Именно так я справляюсь с тем фактом, что меня так часто обыскивают. С тем, что после часа отсутствия в камере, видно, что охранники проверяли мои бумаги. С тем, что мне не разрешают иметь при себе простые вещи, вроде ноутбука или маркера. Но это неважно. Гораздо хуже, что мне разрешают видеться с моей семьей лишь два раза в месяц на час, и нас разделяет стеклянная стена. Так продолжается уже шесть лет, кроме одного года в колонии, где правила были попроще. Тем временем, мои дети растут, мой сын собирается жениться, моя дочь учится в университете, а мои младшие дети пошли в школу. Мои родители не молодеют. Никто, кроме высшего руководства страны, не может сказать, выпустят ли меня когда-нибудь. Так что я живу, как будто мне предстоит прожить в тюрьме всю свою жизнь.

На обед я ем хлеб и сыр и пью кофе. В тюрьме дают кашу и иногда рыбный суп. Еда особенно важна. Очень плохо, если на воле у вас нет кого-то, кто будет присылать вам посылки с едой. Без нормальной еды и солнца начинаешь болеть. Мне повезло, у меня большая семья, так что в случае необходимости, я могу помочь моим сокамерникам.

Годы в тюрьме, изоляция - все это непросто, но выносимо. Я всегда много читал. Теперь я читаю очень много. Образование и размышления - это преимущества тюрьмы.

Я хорошо сплю, и мне не снятся кошмары. Пусть те, кто преследуют меня, мучаются от угрызений совести.

http://newsland.ru/News/Detail/id/411100/



"Один день" прочел, а дальше как-то и взглянуть не захотелось

Вчера я, как и многие, прочитала переписку Улицкой и Ходорковского. Потом стала смотреть, что народ пишет по этому поводу. И тут я очень удивилась.

Большинство тех, кто перепостил статью, вообще не высказали своего мнения. Это уже странно. Те, кто где-то оставил комментарии, в большинстве своем высказались о Ходорковском с глубоким уважением, отметили его искренность, ум, силу личности и т. д. Больше всего меня поражают уже не первый раз виденные возгласы из рядов либеральной оппозиции, что Ходорковского надо в президенты.

Странно, но я не увидела ни одного бригаднического поста или комментария в духе "Вор должен сидеть в тюрьме!" или "Разворовал страну, сука!". Учитывая что по поводу любого пикета, акции у суда и сбора подписей таких комментов бывают десятки, отсутствие их сейчас меня настораживает.

А теперь о моем мнении.

Из прочитанного интервью мне показалось, что отвечать так может или человек неискренний, или неумный.

"Мои родители специально сделали так, чтобы я не стал «белой вороной» в том обществе. Сейчас я это понимаю, тогда - нет. Более того - и в школе, и в институте я не видел «белых ворон». Школа была на пролетарской окраине, институт тоже сугубо «пролетарский» - 70% по путевкам с заводов. Не было у нас диссидентов вообще. В институте особенно - факультет оборонный, и если исключали из комсомола, то автоматически отчисляли. Причем мы считали это справедливым.

Я как секретарь факультетского комитета отказывался исключать из комсомола отчисляемых из института, т.к. был убежден: не всякий комсомолец может быть способен к учебе. А вот обратное на оборонном факультете казалось мне абсолютно справедливым. Ведь мы должны, при необходимости, отдать жизнь за Родину, даже в мирное время, а как это можно потребовать с некомсомольца или некоммуниста? Не шучу, не утрирую. Ровно так и думал."

Я не верю в эту наивную херню. Неужели кто-то в это верит? Ну можно поверить, если бы речь была о 60-70-х в глубинке. Но в Москве, в МИТХТ, в 80-е? То есть, совок начинает войну в Афганистане, Сахарова отправляют в ссылку, народ слушает "вражеские голоса" - а наивный Ходорковский ничего не знает о диссидентах. Евреи обсуждают отъезд, кому-то удается уехать, а Ходорковский думает о линии Партии и Правительства. Ходорковский кого-то исключает из Комсомола, а следом и из института, но не знает за что и кого исключает. Если вы считаете, что это правда, то, ИМХО, вы должны считать такого человека или полным аутистом или крайне тупым. Чему тут тогда восхищаться?

"«Один день Ивана Денисовича» читал, был потрясен, Сталина ненавидел, как опорочившего дело Партии в интересах культа собственной личности. К Брежневу, Черненко относился с юмором и пренебрежением - геронтократы, вредят Партии. Андропова уважал, несмотря на «перегибы на местах»."

Тоже загадка. "Один день" прочел, а дальше как-то и взглянуть не захотелось. Видать, слишком сильно был потрясен, что аж Андропова зауважал. Узнать, что Андропов выслал автора произведения, видимо, ума не хватило. Или, может быть, счел это правильным решением?

Сотрудничал с КГБ, считал себя членом команды Ельцина. Отлично использовал партийную линию, чтобы уже в 87 году раскрутить бизнес. Это же просто список статей для люстрации!

"В «высшей лиге» играло от силы два десятка игроков. Больше просто не было. А список предприятий, например, для «залоговых аукционов» был 800 позиций. У нас всех вместе сил хватило, по-моему, на 70."

Наверное, эти два десятка игроков победили в совершенно честной борьбе!

"Приезжаешь на «вахту» - люди не орут, не бастуют - понимают. Просто в обморок падают от голода. Особенно молодежь, у кого своего хозяйства нет или дети маленькие. А больницы... Мы ведь и лекарства покупали, и на лечение отправляли, а здесь - денег нет. И главное - эти понимающие лица. Люди, которые просто говорят: «А мы, мол, ничего хорошего и не ждали. Благодарны уже за то, что приехали, разговариваете. Мы потерпим...». Забастовок с августа 1998 г. не было вообще."

И это человек пишет практически с гордостью! Что у него рабочие голодают, но зато не бастуют.

"Когда мои идеи пришлись «не ко двору», я ушел, предупредив, что воспользуюсь той дурью, которую они понапишут. В том числе и свободно обращаемыми ваучерами. Надо сказать, я сразу говорил, что это плохо кончится, что чешский пример лучше (там «закрытые фонды»)"

Стоит заметить, что в Чехии тоже были ваучеры. С той разницей, что их выдавали не бесплатно, а можно было купить за небольшую сумму. И проведение приватизации в Чехии и у нас отличается совсем не этим. У них она была проведена плавно, с разделением предприятий на разные категории, после нескольких лет свободного ведения бизнеса. Притом все крупные рентабельные предприятия продавались только заграничным компаниям, а не местным ушлым комсомольцам.

При всем том, я считаю, что суд над Ходорковским несправедливый и нечестный, обвинения абсурдны и т. д. Считаю его политзеком. И, конечно, его надо отпустить. Также я считаю, что необходимо провести люстрацию, начиная непосредственно с совка и заканчивая нашими днями. И Ходорковский под нее, безусловно, подпадает. Считаю, что со всеми олигархами надо разбираться по суду и кого-то из них сажать. Ходорковского, конечно, после суда придется по-любому отпустить, ибо свое уже отсидел. Но это отдельное, лишь смягчающее, обстоятельство.


http://newsland.ru/News/Detail/id/410795/cat/10/

ПОЛИТИКА
Яндекс.Погода
Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Admin's: 0

МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ от ЛАРИСЫ ИВАНОВНЫ
Работы от Ларисы Ивановны © 2009-2016