Регистрация | Вход ip: 54.146.184.210 25 Февраль 2017, Суббота
 Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
РЕЦЕНЗИЯ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ


СТАТЬИ, АНАЛИТИКА


Главная
» Статьи » УЧЁБА

В Ульяновске бабочек закатывают в асфальт


На заседаниях президиума единого градосовета нередко приходится слышать фразу об отсутствии в Ульяновске градостроительной политики. Между тем еще живы архитекторы, работавшие во времена грамотных руководителей – такие, как Лев Нецветаев. Но, как ни странно, он не является ни экспертом градостроительного совета, его не приглашают на заседания президиума.

А в свое время Нецветаев – архитектор, член Союза художников РФ, лауреат Золотой Пушкинской медали проектировал не отдельные здания, а целые микрорайоны.

И его мнение могло быть только во благо городу.

Архитектурные неожиданности

 - Лев Николаевич, на заседаниях президиума единого градосовета нередко подчеркивают: обсуждается не красота будущего здания, а градостроительная ситуация. Неужели вопросы въездов-выездов, парковочных мест, других удобств не могут сочетаться с вопросом эстетическим?

- Это задачи равной силы – и грамотное распределение акцентов градостроительной политики, которой у нас, в общем-то, и нет, и интересная архитектура отдельных проектов. Планировать надо целыми районами, кварталами – с одной идеей, с расстановкой акцентов. Например, в конце 1970-х годов Валентин Филимонов разработал великолепный проект комплексной застройки улицы Радищева и примыкающего к ней района. Но за пять лет согласований политика поменялась кардинально, и все рухнуло в одночасье. И теперь на улице Радищева сплошь архитектурные неожиданности. Я сам проектировал общежитие пединститута, и в градостроительном смысле предполагалось развитие цельного квартала с выходом на улицу Радищева. Но землю продали, понастроили коттеджей – и идея была потеряна. Раньше это все было в одной голове. А сейчас проектируют дом там, дом здесь – с миру по нитке. Сейчас это практически общая тенденция, не только у нас, – и, мне кажется, этого уже не исправить, ведь рухнула централизованная плановость.

В городе есть знаковые, ударные места, которые могли бы звучать как следует, но происходит противоположное. Например, появился кирпичный «гроб» на углу улиц Минаева и 12 Сентября. А там могла быть какая-то архитектурная жемчужина, с великолепным обзором с разных точек, особенно со стороны Свияги. На углу улиц Минаева и Железной дивизии, когда там был стадион, имелось хорошее пространство, и если уж занимать его – то чем-то удивительным.

Там могла быть даже жилая «пластина», может, даже высоченная, но красивая, изящная. Возле красивой постройки люди стараются поселиться, но поставили «сундук» с примитивнейшей архитектурой – и люди оттуда разбегаются. Соседний дом закрыли от солнца и лишили воздуха. Я считаю, по отношению к таким интересным местам это просто градостроительное преступление.

Мне очень жалко сквер Гончарова. Был уютный, зеленый, именно симбирский скверик. На этот памятник «плюнули» ради дурацкой помпы: чтобы в один день там прошагала шеренга чиновников. Правы те, кто называет отреставрированный сквер кладбищем. Уютный сквер с дорожками и большим количеством зелени «закатали» в плитку, установили чудовищные каменные квадраты с неестественно яркими цветами. Ни ограды за спиной, ни зелени, люди сидят, как на сцене. Будь моя власть, я велел бы все вернуть: пусть в сквере была наивная планировка, но не такая кондовая.– – Зелени в нашем городе вообще не везет… - Вроде сверху посмотришь на него – зеленый. Но на зелень идет постоянное наступление. Я проектировал квартал по улице Верхне-Полевой, и повсюду были газоны. Сейчас смотрю на него с 18 этажа (мастерская Льва Нецветаева располагается в «монолитке» на перекрестке улицы Гагарина и проспекта Нариманова. - Ред.) и вижу, как новые магазинчики зажимают эти газоны со всех сторон. И так по всему городу. Еще и тротуары плиткой облицовывают. Есть ли смысл подходить к делу настолько глобально? Например, на улице Железной дивизии, на повороте к дамбе, был прекрасный газон, который сплошь закатали в плитку, как будто там место для демонстрации. А на деле за час проходят всего три человека! На углу улиц Гагарина и Карла Маркса тоже положили плитку, установив нелепую клумбу, да еще две скамейки поставили прямо друг напротив друга – это надо придумать! А зелень еще и старательно выкашивают. Это возможно во влажном климате, а у нас, в лесостепи, все высыхает. Помню, в детстве в нашем дворе на улице Федерации было очень много бабочек – белых, желтых, пестрых, а потом они пропали – стало меньше зелени и цветов. И уюта не стало.

УЛЬЯНОВСК: ВЕНЕЦ и МЕМЦЕНТР

«Испортили из торговой жадности»

 - Как Вы относитесь к реконструкции ЦУМа, к идее «застеклить» Мемцентр?

- Слава богу, благодаря покойному директору Музея-заповедника Александру Зубову у нас многое сохранилось от XIX века.

Но надо беречь и памятники ХХ века. Мемцентр – это настоящий памятник архитектуры. Ленинскую премию просто так не давали. Мемориал создавал коллектив талантливых архитекторов, который в какой-то степени выразил эстетические воззрения той эпохи. Внешне он чем-то похож на виллу Савой французского архитектора Ле Корбюзье.

В свое время я показывал ее своим студентам и спрашивал, на что похоже, они в один голос отвечали: «Мемцентр!». Так французам никогда в голову не придет застеклить первый этаж – это памятник, и он неприкосновенен. Никто никогда не додумается застеклить Парфенон. Любые переделки Мемцентра невозможны, это преступный бред, причина которого в бескультурье и неграмотности.

Здание ЦУМа – достаточно типовой проект, каких много по России, но это памятник времени. Такие открытые уютные галереи по первому этажу существуют в архитектуре с эпохи Возрождения – они всегда были подарком горожанам. Но у нас людей вытеснили к дороге – это неправильно и некультурно. Раньше было авторское право, за нарушение которого могли крепко наказать.

Архитектуру испортили из торговой жадности, которая должна пресекаться. Капитолийская площадь в Риме вся в галереях, но итальянцы никогда не станут их закрывать.

Жаль, в нашем городе нет культурной власти, которая могла бы эти действия бизнеса остановить: она только будет бить себя в грудь со словами: «Мы – культурная столица». К сожалению, похожих случаев много.

Например, в свое время Валентин Филимонов к старинному зданию Дома офицеров спроектировал пристрой, очень деликатно и красиво: «глухую» стену украсил барельефом, выполнил аккуратный вход, внутри впервые в Ульяновске сделал легкую, ажурную, видную с фасада лестницу. И все это завесили огромным баннером, а лестницу «залепили» мозаикой разноцветных рекламных объявлений.

- Мне очень жаль старинные здания, покрашенные в пастельные тона, по первому этажу которых словно соревнуются в пестроте фирменные цвета магазинов.

- На Пушкаревском кольце в запроектированном мною комплексе зданий разные хозяева раскрасили пристрои – кто в зеленый, кто в желтый… Такая пестрота недопустима, особенно на памятниках архитектуры. И для этого тоже нужно грамотное культурное руководство.

Материал должен говорить

 - Лев Николаевич, в основном мы любуемся на здания конца XIX – начала XX веков, а чем интересным может похвастать современная архитектура?

- Мне чуждо алогичное формотворчество, когда здание то изгибают, как знак вопроса, то строят в форме шара, колеса и так далее. В последнее время много такого строят, даже смотреть не хочется. Во мне «сидят» принципы архитектора Андреа Палладио: прочность, удобство, красота. В нашем городе мне очень нравится здание Центробанка, которое доделывал Владимир Сергиенко, – и форма небанальная, и соблюдена мера в сочетании новизны и классичности, не придраться. И цвет не «прет» в глаза. Мне близки принципы моего самого любимого архитектора Франка Ллойда Райта, согласно которым камень должен оставаться камнем, бетон – бетоном, дерево – деревом. Материал должен «говорить» сам, а не посредством цвета. Архитектура улицы Гончарова довольно цельная, только здание банка севернее улицы Карла Маркса очень мудреное, автор перестарался с башенками.

После нашей «голодухи», когда нас били за каждые «лишние» пять кирпичей, архитекторы хлебнули свободы и стремились накрутить побольше. На улице Бебеля тоже есть здание банка, один из первых проектов Олега Владимирова, он тоже, на мой взгляд, перебрал с количеством деталей и мотивов для такого небольшого здания. А потом, к следующему проекту, его стиль выровнялся.

Есть и другие талантливые ребята, жаль, не все доводят до конца. Например, над «Палладой» – проектом Сергея Кангро – стоит беседка. Каждый раз смотрю и думаю, ну почему он сделал шесть колонн, а не восемь?

С восемью было бы поизящнее, повертикальнее

- Как Вы относитесь к идее молодых архитекторов восстановить утраченные церкви и соборы? А к предполагаемым постройкам на Венце?

- В 1960-е годы, когда мы думали, каким быть городу, вспоминали, какую роль играли эти церкви и соборы в скромном по высоте городе Симбирске. Эти вертикали играли роль акцентов. Сейчас это был бы даже не высотный, а художественный акцент. Молодцы ребята, что подняли эту тему, только места мало осталось в центральной части.

Мне показалось, что могло бы быть интересным здание возле Дома Языковых – проект Владимирова. С одной стороны – вертикальная махина «Венца», с другой – горизонтальная махина Мемориала, и такая достаточно витиеватая вещь рядом с ними была бы уместной. Функциональных площадей в ней будет кот наплакал, но она будет производить впечатление зрелищностью и эмоциональностью. Я давно болею за это место – рядом с Домом Языковых. Там еще с конца 60-х годов рисовался «кубик» Краеведческого музея. Есть такие, кто говорит с придыханием – берег поползет, здание разрушится. Но гребень, на котором построен педуниверситет – это самое устойчивое место. Университет хорошо стоит, если строить еще дальше от берега – тем более ничего не случится.

- Лев Николаевич, странно, что Вас не бывает на обсуждении новых проектов.
Как так получилось?

- И мне странно. Я с удовольствием бывал бы на них. В Союзе художников два архитектора – я и Владимир Сидоров, но в экспертный градостроительный совет входит только мой бывший ученик Николай Чернов – прекрасный художник, но все-таки живописец. Почему не мы – непонятно, ведь у нас есть опыт, особый взгляд на архитектуру, а у меня еще и неравнодушие здесь родившегося, город-то мой родной…

Дата публикации: 31-08-2013 Автор: Анна Школьная "Симбирский курьер"


Комментарий на ULPRESSA.ru

     Ильф Петрович:
     31 августа 2013 в 10:00

Я вам щас скажу, щас скажу почему его не приглашают. Потому что он критикует нынешних чиновников, не бегает перед ними «на задних лапках». А для чиновника главное — чтобы перед ним либезили. Ну не любят они таких прямых людей, как Лев Николаевич. Это человек не их круга. Вернее они не дотягивают до его уровня. «….в нашем городе нет культурной власти» — в точку! Вот вам, господа властители и ваш рейтинг из уст уважаемого человека.

УЛЬЯНОВСК: ПЕДИНСТИТУТ, ВЕНЕЦ и МЕМЦЕНТР
УЧЁБА
Яндекс.Погода
Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
Онлайн всего: 36
Гостей: 36
Admin's: 0

МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ от ЛАРИСЫ ИВАНОВНЫ
Работы от Ларисы Ивановны © 2009-2017