Регистрация | Вход ip: 54.211.207.116 10 Декабрь 2016, Суббота
  Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
РЕЦЕНЗИЯ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ


СТАТЬИ, АНАЛИТИКА


Главная
» Статьи » ПОЛЕЗНОСТИ

ТАЙНЫ ФАРМРЫНКА
ТАЙНЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯЧиновники пытаются узнать размеры накрутки, устанавливаемой оптовым и розничным звеном фармацевтического рынка. Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития («Росздравнадзор») впервые разработала сравнительную базу данных цен на препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС). В одной строке этой таблички стоит цена при отгрузке с завода (для отечественных препаратов) или на таможенном терминале (для импортных), в другой -- конечная цена, которую платит покупатель в аптеке или главврач медучреждения. О полной готовности к использованию этого ресурса вчера заявила заместитель руководителя «Росздравнадзора» Елена Тельнова. По ее словам, в ходе составления таблицы выяснилось, что торговые накрутки на многие препараты в аптеках превышают 1000%, а при закупках для лечебных учреждений доходят до 1700%.

Как рассказала г-жа Тельнова, данные по ценам были получены в результате долгого и подробного мониторинга отпускной стоимости лекарств в аптеках и аптечных пунктах большинства регионов страны, а также в результате изучения таможенных деклараций и накладных, по которым медикаменты отгружаются в региональные лечебные учреждения. В отличие предыдущих попыток проанализировать ценовую ситуацию на рынке нынешний мониторинг не ограничивается простым сопоставлением отпускных цен аптек с ценами оптовиков-дистрибьюторов. Тем более что на этом уровне «погружения» ничего примечательного увидеть нельзя. Так, по данным за 2009 год, розничные надбавки были весьма скромными и даже снижались. «В январе торговая надбавка в среднем была 27,7%, а в мае уже 25%, -- сообщила Елена Тельнова. -- На этом уровне показатель сохранился и в сентябре, что говорит о стабилизации цен».

Тем не менее любому посетителю аптек известно, что лекарства дорожают, причем в нынешнем году быстрее, чем в предыдущие. Происходит это, уверена заместитель руководителя «Росздравнадзора», из-за несовершенства существующей системы ценообразования и государственного контроля цен. В качестве примера г-жа Тельнова привела данные анализа цен по отдельным препаратам ЖНВЛС, сделанного в ходе мониторинга от таможенного терминала. И здесь картина уже не столь гладкая, как при анализе одного лишь финального отрезка продвижения препаратов на рынке. «В нашей электронной базе мы видим, к примеру, что цена препарата ометрозол на таможне составляет 8 руб. 19 коп., а в аптеке он стоит 94 руб. 57 коп.», -- продемонстрировала возможности новой ценовой базы данных представительница «Росздравнадзора». Но несомненным рекордом стал флуконазол, который по программам региональных закупок приобретают многие российские больницы. В таможенных декларациях его цена не превышает 20 руб. 10 коп. за упаковку, а местные бюджеты платят за него минимум 200 руб. 31 коп. (надбавка составляет 1692%). «Госпитальный сегмент был долгие годы предоставлен главврачам, которые сами решали, что и по каким ценам им удобно закупать, -- так прокомментировала этот вопиющий факт г-жа Тельнова. -- Теперь разобрались и ужаснулись».

Причин таких перегибов несколько, и большинство из них должно быть устранено после упорядочивания системы ценообразования на рынке лекарств. Вступающее в силу с января 2010 года постановление правительства обязывает регионы устанавливать предельные торговые надбавки по единой методике, разработанной в Минздравсоцразвития (сейчас это делает каждый на свой лад, регионы вправе вообще не ограничивать надбавки, правда, этим правом пользуется сейчас только Самарская область). Регистрация отпускных цен производителя (таможенных -- для экспортеров) будет обязательной, а не добровольной, как сейчас. К тому же с 2011 года свои цены западные производители должны будут указывать только в рублях. Формирование розничной цены и соответственно надбавка будет рассчитываться исходя из цены производителя, а не цены оптового звена.

И последнее, что позволит сделать всю систему более прозрачной, -- это постоянный мониторинг цен всех уровней посредством занесения их в единую базу «Росздравнадзора». Правда, при сложившейся практике многоэтапного и крайне запутанного ценообразования раскрыть карты не захочет ни один производитель или оптовик. И больше всего они боятся не ревизоров, уверена Елена Тельнова, а реакции рядовых покупателей, которые будут шокированы размером маржи. «Многие не вводят данные, боясь, что они окажутся доступными широким кругам потребителей», -- отмечает она. Чтобы оградить продавцов лекарств от спонтанных выплесков народного гнева, на уровне министерства сейчас разрабатывают систему защиты нового информационного ресурса. Предполагается несколько степеней допуска и очень строгий порядок выдачи разрешений на пользование.
ГАЛИНА ПАПЕРНАЯ



Минздравсоцразвития объясняет принципы составления перечня важнейших лекарств

ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ НА ЛЕКАРСТВАНовый перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС), на который ориентированы все государственные закупки медикаментов, на днях был утвержден правительством. Но споры относительно правильности включения в этот список и исключения из него целого ряда препаратов до сих пор не утихли. Фармацевтические производители, чья продукция не вошла в список, говорят о происках конкурентов и коррумпированности чиновников. Пациенты, привыкшие к определенным препаратам, считают, что государство решило сэкономить за счет их здоровья.

Какими бы тенденциозными ни были эти обвинения, новый список действительно заметно «сжался»: в нем всего 500 международных непатентованных наименований, то есть на 158 меньше, чем в предыдущем документе. Как говорят составители перечня, 222 наименования были просто «списаны» с аналогичного рекомендательного списка Всемирной организации здравоохранения, а еще 278 утвердила специальная межведомственная комиссия, ориентируясь на особенности отечественного рынка лекарств и клинической практики. Стоит напомнить, что последний раз перечень ЖНВЛС обновлялся в 2007 году. И тогда количество препаратов, напротив, было увеличено.

Но уменьшение количества наименований жизненно важных препаратов ни в коем случае не стоит рассматривать как ухудшение лекарственного обеспечения, уверяют чиновники. Один из кураторов проекта, глава департамента развития фармацевтического рынка и рынка медицинской техники Минздравсоцразвития Диана МИХАЙЛОВА в интервью корреспонденту «Времени новостей» Галине ПАПЕРНОЙ пояснила, что считает проделанную работу оптимизацией.

-- Кто составлял новый список жизненно важных лекарственных препаратов? Многие представители фармацевтического сообщества и медики считают, что чиновники проявили самонадеянность и не посоветовались с профессионалами, выбирая те или иные препараты.

-- В отличие от предыдущих лет при составлении нового списка ЖНВЛС активно привлекалось медицинское сообщество, были задействованы все главные внештатные специалисты министерства. При каждом из них работала своя экспертная группа, в которую вошли ведущие специалисты в данной области. Также мы рассылали запросы органам управления здравоохранением во все субъекты Российской Федерации с просьбой направлять в министерство предложения по перечню препаратов. Производители лекарственных средств и признанные лидеры в медицине также представляли свои предложения. Все предложения оформлялись в соответствии с едиными установленными критериями, что позволяло объективно оценить преимущества того или иного лекарственного средства и необходимость его включения. Вся эта поступающая в Минздравсоцразвития документация проходила первичную экспертизу на соответствие формальным требованиям, а затем отправлялась уже главным внештатным специалистам, с тем чтобы они рассмотрели предложения по существу.

-- Сколько всего, по вашим оценкам, было задействовано специалистов в работе над новым перечнем ЖНВЛС?

-- Задействовано было достаточно большое количество людей, так как мы изначально старались сделать все этапы работы над документом максимально открытыми и публичными. Только главных внештатных специалистов более 60 человек, так что можете подсчитать. Плюс по отдельным точечным вопросам мы привлекали внештатных экспертов. Со стороны министерства в этой работе принимали участие сотрудники сразу нескольких департаментов, была создана комиссия, в которую входили не только наши чиновники, но и представители Всемирной организации здравоохранения, Минпромторга, Федерального медико-биологического агентства, главный клинический фармаколог и председатель фармкомитета Минздравсоцразвития. Так что речь идет о двух-трех сотнях экспертов.

-- На что должны ориентироваться федеральные и региональные органы управления здравоохранением, составляя план закупок лекарственных препаратов за бюджетный счет, -- на этот список или все же на стандарты лечения?

-- Этот перечень занимает абсолютно доминирующее положение. Во всех решениях по медикаментам министерство отталкивается в первую очередь от него. Стандартов лечения разработано пока немного, и большинство из них относится к специализированным и высокотехнологичным видам помощи. Практически нет стандартов для оказания медпомощи на амбулаторном этапе, они все в стадии подготовки. Поэтому сейчас перечень ЖНВЛС берет на себя функции, которые в принципе должны выполнять стандарты.

Также ЖНВЛС -- это список тех препаратов, цены на которые регулирует государство. Объяснять, насколько важно на сегодняшний день сохранение стабильности с этой точки зрения на фармрынке, наверное, излишне. И новый перечень -- это не только измененный набор лекарственных средств, но и новые правила регулирования. В первую очередь введение обязательной регистрации предельных отпускных цен производителя. Для ныне действующего перечня это условие выполнялось в заявительном порядке: производители сами решали, регистрировать цены или нет. В итоге на данный момент мы имеем зарегистрированные предельные цены только по 20% препаратов ЖНВЛС. Это во многом стало причиной нескольких скачков цен, которые можно было наблюдать на протяжении всего 2009 года.

-- Препараты, исключенные из списка в процессе его пересмотра, больше не будут закупаться ни на федеральном, ни на региональном уровне?

-- Закупки действительно производятся на базе перечня жизненно важных препаратов. Поэтому волнение и возмущение производителей, чьи препараты в новый перечень не попали, вполне объяснимо. Их реакцию мы видим и по отзывам на нашем сайте, и по многочисленным сообщениям в прессе. Но пациентам волноваться не стоит. Их интересы совершенно не пострадают.

Дело в том, что на протяжении многих лет перечень только дополнялся, из него практически никогда не исключали устаревшие препараты, и он только все больше и больше разбухал. Работая над новой редакцией, мы сразу установили жесткие критерии, по которым препараты могли быть включены в список или, напротив, выведены из него. Так, значительные изменения произошли в одном из самых крупных разделов, охватывающем средства для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы. В него входило более 15 так называемых ингибиторов АПФ (ангиотензинпревращающий фермент), препаратов с одинаковым механизмом действия. Конечно, есть некоторые нюансы, например оригинальный это препарат или воспроизведенный, с большей или меньшей доказательной базой по эффективности, с различными механизмами выведения и разными органами-мишенями, на которые они действуют. Но это не значит, что все они обязательно должны присутствовать в перечне ЖНВЛС.

-- Значит ли это, что вы просто исключили из списка дорогие оригинальные препараты, оставив в нем более доступные по цене дженерики?

-- Ценовой разброс, конечно, имеет место. И не надо думать, что воспроизведенные препараты обязательно плохие. Есть прекрасные дженерики, как зарубежные, так и отечественные, которые на самом деле очень эффективные. К тому же в регионах местные органы управления здравоохранением имеют полное право закупать и другие препараты, не из списка ЖНВЛС, если доказано, что пациенту не подходит по той или иной причине рекомендованное наименование.

-- А почему были исключены и некоторые препараты, у которых нет воспроизведенных аналогов? Пациенты, живущие, можно сказать, благодаря таким лекарствам, теперь считают, что государство сознательно лишает их помощи.

-- Чтобы ответить на ваш вопрос, надо объяснить, как вообще был устроен перечень ЖНВЛС все последние годы. Он составлялся по фармакотерапевтическим группам: к примеру, препараты для лечения дыхательной системы, сердечно-сосудистой, противоопухолевые и т.д. Всего таких групп было 21. Внутри групп никак не учитывалась взаимозаменяемость препаратов, не проводилось никакого сравнительного анализа свойств уже включенных и только претендующих на включение наименований. И никого не волновало, что государство не может закупать все препараты имеющегося перечня, что, по существу, не выполняются обязательства государства по программе оказания бесплатной медицинской помощи.

Но сегодня изменился подход: если мы заявляем, что государство гарантирует предоставление лекарств в этом объеме, то все препараты перечня должны быть доступны. Поэтому перечень должен быть настолько сбалансированным, чтобы можно было одновременно выполнить все медицинские технологии с надлежащим качеством и в то же время уложиться в бюджет. Для этого была изменена классификация -- вместо фармакотерапевтических групп мы ввели так называемую анатомо-терапевтическую химическую (АТХ) классификацию, которая имеет более жесткую структуру. В ней также есть большие блоки, аналогичные фармакотерапевтическим, но они делятся на фармакологические группы и подгруппы. Благодаря такой детализированной структуре появилась возможность оценить наполняемость каждой группы и подгруппы препаратов.

-- Как вы отбирали препараты для заполнения этой новой конструкции?

-- За основу был взят перечень основных лекарственных средств Всемирной организации здравоохранения, который пересматривается практически каждый год. В нем очень четко соблюдаются такие критерии, как доказанность клинической эффективности, качество, безопасность при применении. Все возовские препараты (из тех, что имеют регистрацию в России) мы разложили по АТХ-классификации и по каждому препарату составили свого рода досье: есть ли воспроизведенные препараты и где они производятся, сколько лекарственных форм представлено. В итоге в каждую подгруппу вошел один препарат, рекомендованный ВОЗ, и дополнительно к нему еще один препарат того же назначения, имеющий наивысшую степень доказательности. Исключение было сделано только для некоторых российских лекарств, традиционно применяемых в медицинской практике, но не имеющих современной доказательной базы. Можно сказать, что их эффективность доказана многолетней клинической практикой. Таким образом, в некоторых подгруппах появился третий препарат -- отечественный. В этот перечень вошел 21 новый препарат из тех, что ранее не было.

Соответственно в перечень не вошли препараты с более низкой степенью доказательности. А также в соответствии с решением экспертной комиссии ВОЗ от 2002 года были исключены комбинированные препараты, в состав которых входят вещества, представленные в перечне ЖНВЛС в виде монокомпонентных препаратов. Международные эксперты рекомендовали включать в национальные ограничительные перечни только монопрепараты, так как в процессе лечения врач сам может их комбинировать. Здесь тоже не обошлось без исключений. Для таких социально значимых инфекционных заболеваний, как ВИЧ и туберкулез, были оставлены комбинированные препараты. Лечение таких больных крайне сложное в силу развивающейся резистентности, справиться с которой может только многокомпонентная химиотерапия.

-- До внесения проекта перечня в правительство он довольно долго был в открытом доступе на сайте Минздравсоцразвития. Что предлагали рядовые специалисты и пациенты? И были ли учтены какие-то их требования в окончательном варианте документа?

-- Когда проект перечня был готов, мы вынесли его на суд общественности, желая избавиться от обвинений в кулуарности. И получили более 100 предложений и замечаний. Но большинство из них касалось очень небольшого количества препаратов, которые в перечень не попали. Очень неприятно поразило, что врачи, провизоры, фармацевты из разных субъектов Российской Федерации зачастую присылали один и тот же текст «под копирку», содержащий просьбу вернуть тот или иной препарат. Отличались только подписи, а в остальном было дословное совпадение. Особенно постарался в этом отношении Приволжский федеральный округ, больше всего таких обращений поступило оттуда. Понятно, что фармацевтические компании просто «продавливают» через специалистов свои препараты в перечень ЖНВЛС. Но при чем здесь больные? Где заповедь «не навреди»?!

-- Помимо перечня ЖНВЛС регулятором цен на фармрынке должен стать и новый закон «Об обращении лекарственных средств». Руководители Минздравсоцразвития неоднократно обещали подготовить его проект в кратчайшие сроки. На каком этапе сейчас ведется разработка?

-- Этот закон должен стать основным для целой отрасли. Его принятие станет гигантским шагом вперед. Сейчас текст готов и внесен в правительство. На прошлой неделе было заседание президиума правительства, где этот законопроект обсуждался. И в срок до 1 февраля, что соответствует распоряжению президента, он должен быть принят. Так что никаких затягиваний по срокам нет, текст выложен на сайте для обсуждения, работа идет.

-- Тем не менее некоторые места из опубликованного министерством текста вызывают непонимание даже у экспертов, хорошо знающих фармацевтический рынок. Например, как на практике будет разделяться функция государства по регистрации лекарственных препаратов и по контролю их качества?

-- Невозможно, чтобы один орган, как это происходит сейчас, проводил экспертизу, регистрировал и контролировал оборот лекарств. Должен быть один федеральный орган с контролирующими функциями и другой, отвечающий за экспертизу (на клиническое соответствие, на качество производства, этическую) и регистрацию.

-- Контрольный федеральный орган -- это «Росздравнадзор», а какой будет вторым?

-- Такими полномочиями по закону наделяет правительство Российской Федерации. После того как будет принят закон, правительство решит, кто будет этим заниматься. Мы предполагаем, что экспертизой и регистрацией будет заниматься Министерство здравоохранения и социального развития и соответствующее федеральное учреждение. То есть Минздравсоцразвития будет давать такому учреждению задание по исполнению государственной услуги по экспертизе в четко оговоренные сроки. Сейчас производители жалуются, что их досье лежат годами без движения и непонятно, на каком этапе рассмотрения они находятся. Впредь процедура принятия решения должна стать прозрачной, а все этапы прохождения документов будут отображаться в режиме реального времени на сайте уполномоченного органа.

-- То есть федеральные государственные учреждения, занимающиеся сейчас экспертизой и вызывающие массу упреков со стороны производителей лекарств, будут просто переподчинены? Вместо «Росздравнадзора» их подрядчиком станет непосредственно Минздравсоцразвития и его новый специализированный департамент?

-- Это будет определено только после того, как закон будет принят.

Беседу вела ГАЛИНА ПАПЕРНАЯ

Татьяна Голикова рассказала о новой системе ценообразования на лекарства

Татьяна Голикова о ФАРМРЫНКЕРоссийский фармацевтический рынок, до настоящего момента юридически раздробленный в силу региональных различий в законодательстве, стоит на пороге централизации -- перехода на единый принцип определения референтных цен для производителей и введения единой методологии расчета торговых надбавок для дистрибьюторов и аптек. Покончить с междоусобицей в фармацевтическом сегменте экономики должен закон «Об обращении лекарственных средств», последнюю редакцию проекта которого вчера представила депутатам Государственной думы министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова. В ближайший понедельник этот документ будет рассмотрен и правительством России.

Напомним, что сейчас каждый регион вправе самостоятельно решать, на какие принципы ему ориентироваться при регулировании цен на лекарства (речь идет о препаратах из перечня жизненно необходимых и важных лекарственных средств -- ЖНВЛС). Где-то есть различия в правилах обращения на рынке отечественных и импортных препаратов, где-то -- рецептурных и нерецептурных. Есть в нашей стране даже один регион, где местная администрация вообще не регулирует цены на медикаменты, -- это Самарская область. Если новый закон «Об обращении лекарственных средств» будет принят Госдумой и одобрен всеми последующими инстанциями, то устанавливать все правила будет только федеральный центр, то есть Министерство здравоохранения и социального развития и подведомственные ему службы. Представленный вчера в Думе законопроект предусматривает, что Минздравсоцразвития разрабатывает единую для всех формулу ценообразования, а подставлять в нее те или иные значения должны будут уже регионы. Но региональным чиновникам все равно придется предварительно заручиться одобрением министерства.

«Мы называем это поправочно-логистическим коэффициентом, -- рассказал «Времени новостей» директор по маркетинговым исследованиям аналитической компании ЦМИ «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов. -- Ведь, по нашим данным, величина надбавки в большинстве случаев корреспондируется с расположением региона на карте». В то же время эксперт признал, что величина запросов регионов (величина надбавок, которые они предлагают устанавливать) в большей мере зависит не от удаленности от средней полосы, а от приближенности к столицам. «Чем ближе к федеральному центру, тем больше регионы выбирают допустимые надбавки», -- отмечает эксперт. По словам г-на Мелик-Гусейнова, сейчас в среднем по стране торговая надбавка на лекарства в оптовом звене составляет 28%, а в розничном -- 29%.

По словам министра Татьяны Голиковой, Федеральная служба по тарифам в самое ближайшее время представит две методики -- установления предельных цен для производителей лекарств, входящих в перечень ЖНВЛС, и установления предельных торговых надбавок. «Обе методики вступят в силу 1 января 2010 года. Также установлен переходный период -- до 1 марта все лекарства, которые входят в список жизненно важных и необходимых, должны быть зарегистрированы в «Росздравнадзоре», -- напомнила г-жа Голикова.

Хотя новые методики расчета надбавок сейчас только разрабатываются, скорее всего с их помощью государство постарается снизить общий уровень накруток в торговой цепочке. Во всяком случае малоосведомленные в области фармацевтики депутаты именно так понимают назначение нового закона. «Беспокоит ситуация, связанная с лекарствами, их наличием, их ценой», -- сказал накануне визита Татьяны Голиковой председатель Госдумы Борис Грызлов. Спикер Госдумы также дал понять, что понимает новый закон как своего рода инструмент протекционизма -- г-ну Грызлову обидно, что в аптеках он практически не находит российских наименований. В свою очередь г-жа Голикова видит перспективы снижения стоимости препаратов еще и в уменьшении уровня коррупции в отрасли. Например, этому должна послужить норма нового законопроекта, разделяющая обязанности по регистрации лекарственных средств и контролю за их оборотом между двумя разными ведомствами. Сейчас же всем занимается Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития («Росздравнадзор»). И урезание полномочий этого ведомства, да еще и под предлогом борьбы с мздоимством, выглядит почти как обвинение.

Об этом Татьяна Голикова сказала фактически прямым текстом, рассказывая депутатам, что новый закон предусматривает госпошлины для производителей лекарств и дистрибьюторов, желающих оформить документы для регистрации лекарственных средств, -- такие же, как, например, существуют в России при регистрации актов гражданского состояния. Это автоматически отменит оплату услуг регистраторов наличными непосредственно в федеральных государственных учреждениях, которые хоть и являются самостоятельными юридическими лицами, но с «Росздравнадзором» плотно связаны. «В результате с каждого лекарственного средства будет взиматься единая пошлина, которая будет идти в бюджет, а не в карман тех, кто занимается регистрацией. Я, как ответственный за это министр, могу это гарантировать», -- пообещала г-жа Голикова.

ГАЛИНА ПАПЕРНАЯ



Аптеки - перспективная ниша для малого бизнес

   
 
Одиночки наступают - в Москве владельцы частных аптек обогнали по доходам сетевиков Лекарства остаются одним из самых востребованных товаров в Москве. Большинство людей, несмотря на кризис, не экономят на здоровье. Поэтому у частных предпринимателей появился хороший шанс заработать на аптечном бизнесе.

Рыночная среда

Одиночки наступаютДоля крупных аптечных сетей в продажах лекарств, которая до конца прошлого года непрерывно росла, начала снижаться. Случилось то, что еще недавно казалось маловероятным. В кризис крупные ритейлеры оказались менее эффективными, чем одиночные аптеки, отметили аналитики из "Фармэксперта”. Владельцы одиночных аптек более гибко подходят к ассортименту, работе с поставщиками, ценообразованию. За I квартал единичные аптеки, принадлежащие индивидуальным частным предпринимателям, в Москве показали 66%-ный рост розничных продаж (like for like) при среднем росте рынка в 31%, говорится в исследовании DSM Group. Однако и риски одиночного плавания гораздо выше. Зато и с прибылью делиться ни с кем не надо. 

У крупных сетей есть свои преимущества: прямые договоры с крупнейшими фармдистрибьюторами и, следовательно, более низкие закупочные цены, возможность закупать и продавать дорогостоящие препараты. Поэтому некоторые владельцы частных аптек предпочитают не рисковать, а брать франшизу у крупных сетей.

Плюсы


Во-первых, на руку предпринимателям и падение арендных ставок. Сейчас найти бойкое место для аптеки гораздо проще, чем в начале года. По мнению участников аптечного рынка, хорошо идет торговля лекарствами у станций метро в спальных районах города, в отделениях муниципальных больниц, вблизи крупных предприятий и компаний. Во-вторых, рынок растет даже в кризис. Лекарства остаются востребованным товаром в столице, который люди будут покупать, несмотря на высокие цены. По прогнозам аналитической компании IMS Health, в 2009 году продажи фармпродукции в мире увеличатся на 5%, а объем рынка превысит $820 млрд. 

В-третьих, емкость московского аптечного рынка еще далека от насыщения. Руководитель московского Департамента поддержки и развития малого предпринимательства Михаил Вышегородцев считает, что аптечный бизнес перспективен и будет расти. "Аптеки не должны пострадать. Не думаю, что кризис будет настолько глубоким, что люди перейдут на травы и отвары”, — считает министр. В-четвертых, предприниматели, открывающие аптеки, могут рассчитывать на городскую программу поддержки малого бизнеса субсидиями. Благодаря ей планируется открыть за год около 2 тыс. предприятий с 20 тыс. рабочих мест. "Субсидии для предпринимателей на создание бизнеса — до 350 тыс. Для молодых предпринимателей сумма выше — до 700 тыс., — рассказывает Вышегородцев. — Чтобы ее получить, бизнесмен должен и сам вложиться в проект”. 

Конечно, предпочтительнее, чтобы владелец хотя бы немного разбирался в фармацевтике, но вовсе необязательно знать названия всех лекарств. Можно нанять управляющего, который будет следить за ассортиментом. За последние полгода количество наименований лекарств в аптеках сократилось более чем на 10%. Владельцы аптек уменьшают ассортимент, чтобы выжить в кризис. Если раньше на аптечных полках было представлено 6—7 схожих медикаментов, то сейчас — не более 2—3. На прилавках остаются самые ходовые препараты. Самое важное для собственника — четко контролировать финансовые потоки малого предприятия.

Минусы

Купить по дешевке готовый бизнес "под ключ” в кризис вряд ли удастся. За хорошо отлаженным делом и удачным местом всегда идет охота сетевых игроков. Для того чтобы открыть на городской улице в здании новый объект, самому придется выложить около 5—6 млн. рублей. Причем деньги чаще всего надо выложить сразу. Если можно купить объект уже с операционным плюсом, затрачивая примерно те же деньги, выгоднее купить, чем открывать самому. Новичкам предпочтительнее покупать уже выстроенное дело. 

Открытие новой аптеки в городской больнице обойдется значительно дешевле. Но здесь итоговая сумма инвестиций будет зависеть от мнения начальника отделения или главного врача. Ведь именно с ними придется договариваться об условиях работы, аренды или субаренды. Обычно, чтобы выйти на операционный ноль, в столице необходим год.

Ценам на лекарства установят потолок

На заседании правительства премьер-министр РФ Владимир Путин потребовал не только усилить госрегулирование цен на лекарства, но и ввести ответственность за завышение цен на лекарственные препараты, вплоть до отзыва лицензий. Окончательно урегулировать вопросы цен на лекарства призван законопроект, разработку которого в ближайшее время завершит Минздравсоцразвития.


http://www.bishelp.ru/svoe_delo/otrasl/torg/0308_apteki.php

RFpro.ru