Регистрация | Вход ip: 54.167.165.157 05 Декабрь 2016, Понедельник
  Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
РЕЦЕНЗИЯ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ



Главная
» 2009 » Ноябрь » 16 » РЕКВИЕМ АРСЕНАЛАМ
РЕКВИЕМ АРСЕНАЛАМ

Очередной городской гигант оборонной промышленности готовит своим сотрудникам рождественский сюрприз. На этот раз массовое увольнение ждет около 70% рабочих бывшего (но так еще и не определившего свою новую организационную форму) предприятия ФГУП МО  России «75 Арсенал».

Слух о «разгоне» «75Арсенала» (в/ч 42708) начал гулять по Серпухову с января. Тогда-то и родилась версия о его акционировании. Первыми заволновались офицеры, которым до пенсии (выслуга 20 лет) оставалось  всего ничего: полгода, год, полтора. Но весной попытки редакции прояснить ситуацию ни к чему не привели. Командир войсковой части 42708 полковник Сергей Батрак наотрез отказался комментировать происходящее, несмотря на публичные заявления пресс-секретаря Министерства обороны России об открытости силового министерства для общения с прессой в условия формирования нового облика армии. На страже «секретных данных» этого ремонтного завода, о которых знал уже весь город, стоял сотрудник спецслужбы по режиму. Как оказалось, это он наложил вето на общение с прессой.

В конце июня слухи об акционировании некогда федерального оборонного госпредприятия «75 Арсенал» подтвердило торжественное прощание со знаменем личного состава войсковой части 42708. Часть расформировали. Основную массу офицеров-управленцев во главе с полковником-командиром (тех, кто уже выслужил право на пенсию) уволили в запас.

Но практически все они остались работать на гражданских должностях в соответствии с новым штатным расписанием. Несколько военспецов оставили в Серпухове для проведения завершающих оргмероприятий, прикомандировав к соседним родственным частям. Гражданский персонал также подвергся «усушке и утруске». В этот период под сокращение попали 48 человек. Ремонтное предприятие с непонятным до сих пор статусом продолжает лихорадить, как римского полководца Суллу перед смертью. С середины сентября среди рабочих «Арсенала» вновь поползли слухи об очередном увольнении большого количества сотрудников. А в середине октября всем работающим официально объявили о грядущем глобальном сокращении. Вызвано это якобы урезанием на 60% бюджетного ассигнования на выполнение госзаказа по ремонту армейского вооружения в 2010 году. Это как раз красноречиво подтверждает слова президента Дмитрия Медведева: «Надо прекращать ремонтировать, надо закупать новую технику».

По неподтвержденным данным «75 Арсенал» до 1 января 2010 года должен пройти акционирование и войти в оборонный холдинг, что-то наподобие «Ремвооружения». На базе войсковой части 42708, скорее всего, будет сформирована новая часть со своими специфическими задачами. Как рассказали бывшие сотрудники предприятия, все имущество передается на баланс новому «хозяину», в том числе и котельная, которая обслуживает весь жилой микрорайон «45-й базы». Этим собственником коммуникаций будет подольская коммунально-эксплуатационная часть (КЭЧ), к слову сказать, пользующаяся дурной славой в Подмосковье. Подтверждением тому служит печальный пример воинской части, расположенной напротив «75 Арсенала». Котельная, которая находится на ее территории и стоит на балансе подольской КЭЧ, уже в течение двух лет не получает на содержание ни копейки. Поэтому рабочие «75 Арсенала» (а это в большинстве своем жители «45-й базы») не на шутку встревожены таким положением дел. К нынешнему отопительному сезону руководство «75 Арсенала» провело все необходимые ремонтно-подготовительные работы, и все теплосети функционируют нормально. Но не получится ли так, что этот год станет последним с нормальным отоплением?

Как поговаривают местные «эксперты», 100% акций «75 Арсенала» будут принадлежать Министерству обороны. А пока идет процесс акционирования предприятия, параллельно приближается сокращение. Больше всего оно коснется двух основных цехов, там планируется сократить 70% сотрудников.

Те, кого уже предупредили об увольнении, сегодня с грустью говорят: «А может, не стоит спешить с авральным разгоном опытных высококвалифицированных специалистов? Ведь потом отыскать их, а тем более подготовить новых будет ой как непросто. Да и вряд ли удастся избежать ремонта уже стоящей на вооружении техники, ведь заменить ее на нанотехнологичную так скоро не удастся».

P.S.С нового года оставшимся после сокращения сотрудникам «75 Арсенала» предложат трехдневную рабочую неделю. Сколько они при этом будут получать – неизвестно.

http://oka-info.ru/content/view/9448/2/


buratino | 16 ноября 2009 11:00
На Семенова похоже)))
Ссылку не даю - забанят.

Сон в осеннюю ночь…

...Темнота опустилась на город по-ноябрьски рано. Но на территории Арсенала светло как днем. Грохочут взрывы, пламя вздымается до небес. Пожарные, милиция, гражданские люди… Все что-то кричат отдавая команды и принимая раппорты, снуют деловито туда-сюда, напоминая встревоженных муравьев. ЧП. Но каждый знает, что делать, каждый подчинен одной цели, или чьей-то направляющей воле и силе…


…На КПП Арсенала сидит за столом губернатор. Голова обвязана, кровь на рукаве. Куртка порвана – зацепило осколком разорвавшегося неподалеку снаряда. Губернатор прибыл на место трагедии одним из первых и сразу взял на себя управление ликвидацией происшествия. Прикрывая одной рукой ухо – несмолкающий грохот не дает говорить по телефону – и невольно пригибаясь, когда раздается очередной взрыв, он отдает распоряжения. Коротко и предельно понятно – как на фронте. Не кричит и даже не матерится. Он спокоен, собран, деловит. Но ровный и немного усталый голос его сталью, не терпящей непонимания или неисполнения, звучит в телефонной мембране. Иначе и быть не должно – он гарант стабильности и спокойствия для всех, кто живет в этом городе. И именно поэтому он здесь, на переднем крае…

…На улице, неподалеку от КПП разместился полевой штаб местной организации партии «Единая Россия». В большой брезентовой палатке, неизвестно, каким чудом не сметенной валами взрывных волн, и дырявой от осколков расположились на ящиках из-под пепси Игорь Тихонов и Тамара Дмитриева. Презрев опасность, они руководят своим участком фронта – Тихонов решает вопросы эвакуации населения из находящихся в опасной зоне домов. К нему стекается информация отовсюду, где терпят бедствие люди – партийные активисты с санитарными сумками успевают на помощь всем, кто в ней нуждается. По другому, они просто не могут, ведь «Единая Россия», это не просто партия, это НАРОДНАЯ партия, и место ее здесь, с народом…

…Тамару Дмитриеву не узнать. Куда девался депутатский лоск и глянец! Да и неуместен он в такой-то ситуации, да и Тамара Александровна в палатке не депутатский прием ведет. На ней – информационное обеспечение. Она тоже на переднем крае, как фронтовой корреспондент. На ней замыкается связь со всеми информационными агентствами как российскими, так и зарубежными. Но ей, опытнейшей журналистке, председателю областного отделения Союза журналистов, не привыкать к трудностям. Ведь это про нее поется в старой песне, помните: «Трое суток шагать, трое суток не спать…». Она, охрипшим до сипоты голосом передает журналистам последние сводки и те несут людям правду о том, что происходит в Арсенале-31. Только правду и ничего кроме. Люди должны ее знать, чтобы не возникло паники…

…Время от времени в палатку вбегает разгоряченный – пальто в мелу, шапка смята в кулаке – Ростислав Эдварс. Он командует ребятами из «Молодой гвардии». Его отчаянные парни – Антон Хащенко, Эдгар Красаускас – рвутся туда, где грохочут разрывы и свистят осколки. Понятно, молодости свойственна романтика битвы. Но у них другая задача. Они помогают больным и старикам добраться до автобусов. А их друзья дружиной ходят по окрестностям, внушая жуткий страх мародерам. Да, они молоды, но и они – с народом, и они – на передовой…

…В соседней палатке, что рядом со штабом, идет оперативное совещание. Мэр города, примчавшийся на место происшествия, покинув важнейшую для Ульяновска процедуру поздравления первой городской красавицы – в белом костюме и с нестёртой второпях улыбкой на лице – определяет городским службам план работы на завтра. Стекло, кирпич, рабочие руки, техника – каждому определен участок. Ничто не забыто, никто не забыт…

…Василий Гвоздев в палатке не сидит. Он примчался сюда вслед за губернатором. Мог бы и раньше, да взрывная волна первого взрыва, докатившись до здания думы, сорвала с места письменный стол, которым прижало Василия Анатольевича к дрожащей от гула взрывов стене. Чудом выбрался этот щуплый на вид, но сильный духом человек и депутат. И сейчас он в самой гуще событий: то он руководит отправкой автобусов, то помогает пожарным разматывать рукава, то, стоя на подножке пожарной машины, показывает дорогу. Ветер развевает его набриолиненые волосы, осколки бьются о высокий лоб – ничего не боится Гвоздев. Потому, что он – народный депутат!...
Василий Гвоздев

…Но не один Гвоздев исполняет свой гражданский долг. Оправдывает звание народного и Виктор Воронков – это в его округе случилось ЧП. И Виктор, чье сердце разрывается от боли за своих избирателей, готов ради них даже смотреть смерти в лицо. Вот он, по-пластунски пробирается к убежищу, где в темноте сидят перепуганные люди. Осколки свищут, пламя бушует, обжигая изможденные руки депутата, но он знает: его ждут, людям так нужна его помощь, его доброе и простое слово…

…На станции Верхняя терраса, превратившейся в перевалочный пункт, развернута импровизированная столовая. Это Алсу Балакишиева привезла продукты. Продавцы ее магазинов, собранные по тревоге, разносят людям пищу: копченая колбаса, икра, сыр, напитки – вот то немногое, что успела собрать Алсу Харисовна на скорую руку. Она и сама здесь. Ходит по рядам ставших беженцами в мирное время людей. С кем заговорит, кого по-матерински нежно погладит по руке. Люди успокаиваются, их лица светлеют – их депутаты, их партия не бросили их в беде…

…На подъезде к Верхней террасе рычит моторами колонна КАМАЗов. Это депутат Майер везет на место ЧП стройматериалы. Да какие! Это вам не какой-то полиэтилен для латания дыр! Тут и замечательный кирпич, и металочерепица, и готовые стеклопакеты. Ламинат, пластик – все есть и все готово, чтобы помочь людям, не дать им почувствовать себя забытыми и ненужными. Майер знает, что ЧП, это испытание партии на прочность, и не выдержать его «Единая Россия» не имеет права…

…Приснилось…

http://ulpressa.ru/2009/11/14/page,1,28,article98930.html


— Ань, как вы боеприпасы утилизируете? Там, наверное, сплошная автоматика?  

Заграничные шпионы ахнули бы, если бы узнали, как происходит на ульяновском "Арсенале” процесс утилизации боеприпасов. Оказывается, занимаются этим сложным делом одни бабы. За зарплату в 8—12 тысяч.  

Разговариваю с одной из бывших вольнонаемных "Арсенала”. В ее квартире из трех окон осталось одно. Остальные наскоро заколочены фанерой. В пятницу вечером Анна (имя по ее просьбе изменено) выбиралась из дома ползком. Под грохот канонады. Погибший мичман Влад Панков — один из ее близких друзей, гулял на ее свадьбе.  

Теперь девушка приходит в себя. И поэтому сильно нервничает. Так как продолжает жить прямо напротив "Арсенала”.  

— Ань, как вы боеприпасы утилизируете? Там, наверное, сплошная автоматика?  

— Какая автоматика? Это рабский ручной труд. Берешь в руки зубило и молоток и бьешь по снаряду. Обычно мы с напарницей вдвоем работали. Она брала гильзу, держала ее перед собой — нежно, как младенца, а я молотком орудовала, чтобы снаряд раскрыть. Легче, когда снаряд большого калибра — 130 мм. Там есть съемники, и снаряд проще разобрать. А 100-й калибр мы обычно на пол роняли и стучали, чтобы он открылся. Когда пилишь снаряд, искры летят. Все что угодно в этот момент случиться может. Работа опасная. Снаряд раскроем, высыпаем из него взрывчатое вещество, оно на гранулированный кофе немного похоже, такое желтенькое или коричневое… Вещество помещали в специальный контейнер. Все это по технике безопасности надо аккуратно делать, взрывчатка же в любой момент может взлететь на воздух, но кто ей следует — безопасности? С нас ведь постоянно гнали план — по цветмету, по утилизации взрывчатых отходов… Какое отношение у начальства к нам, такое и у нас к работе.  

Как говорят следователи, пожар мог начаться из-за того, что были нарушены технический процесс и техника безопасности при обращении с взрывчатыми веществами.  

Боезапасы требуют непременного периодического осмотра и переворачивания. Иначе слипается боезаряд. А если человек, который за эту работу отвечает, ее не делает или делает плохо, то в боезапасах возникают микротрещины и все может закончиться взрывом. Также на складах могла влегкую вспыхнуть промасленная ветошь, которую используют для протирания гильз. Гильзы хранятся в контейнерах, и, чтобы они не ржавели, их периодически протирают. Ветошь можно положить куда ей положено, а можно бросить где попало. Это человеческий фактор.  

Подобная ситуация, кстати, уже случалась на Ульяновском автозаводе в 1992 году. Тогда из-за ветоши, случайно оставленной в мусорном контейнере, полностью выгорел цех окраски автомобилей.  

Эту версию попросили прокомментировать на условиях анонимности представителя Минобороны — специалиста по боеприпасам.  

— Судя по тому, что разлет осколков происходил всего лишь в радиусе 7 км, больших и серьезных боеприпасов на складе не было. Скорее всего это были управляемые ракеты (хотя они могли бы лететь и дальше) и реактивные снаряды, которые, видимо, как лежали, так и начали вылетать после того, как ящики загорелись. Если бы на этой базе хранились, к примеру, торпеды или корабельные зенитные ракеты, то последствия были бы куда более серьезными.  

То, что трагедия случилась из-за непрофессионализма тех, кто занимался утилизацией, практически не вызывает сомнений. Сейчас ведь как бывает: подряжают некую коммерческую фирму (а сертификаты на такой род деятельности часто раздают кому ни попадя), она набирает бывших военных, считая, что они крупные специалисты в области боеприпасов, и те курочат снаряды.  

Но совершенно напрасно в бригады утилизаторов стараются брать исключительно бывших военных. Это не их сфера деятельности. К тому же типов боеприпасов существует множество, и быть профессором в каждом невозможно. Тем более в данной ситуации надо знать не только, как каждый из них устроен, но и как его надо утилизировать — что совершенно разные вещи. Вояки, конечно, ребята решительные, но именно это им часто и мешает. Они приходят и видят: все снаряды железненькие, серенькие, и начинают с ними работать по той единственной схеме, которая им известна со времен службы. Думаю, что в данном случае кто-то из таких вот "знатоков” — не важно, кто это был — женщина или мужчина, — нарвался на снаряд со смесевым топливом в движке, и произошел взрыв.  

Сегодня утилизацией должны заниматься скорее химики и производственники. Дело в том, что в 80-х годах пошла тенденция делать реактивные снаряды и ракеты не монолитные, а более перспективные — смесевые. В них для двигателя используется двух- или многокомпонентное топливо, которое требует бережного обращения. Хранить такие снаряды требуется в особых условиях — горючее в двигателе герметизировать без доступа воздуха. Поэтому при утилизации, как только в них отвинчивают винтик или шпоночку, туда сразу попадает кислород. После этого буквально в течение 2—3 часов топливо становится взрывоопасным.  

Если после этого снаряд просто тронуть с места, может произойти возгорание. Такой случай пару лет назад произошел на авиационном складе в Сергиевом Посаде. Там разряжали ракету Р-46 — она тоже была смесевая. В результате она шарахнула в ангаре, двоих убило сразу, многих ранило. Причем ребята, которые занимались утилизацией, хорошо были знакомы с устройством этой ракеты, но при этом они не знали особенностей поведения ее химических компонентов спустя 20—25 лет хранения. 

http://mk.ru/incident/publications/385581.html



Виновато не руководство "Арсенала”, а Катька !!!

"Катька ни в чем не виновата. Они думали, что она погибнет от взрыва и на нее все что угодно можно будет списать!” — считают близкие 26-летней Екатерины Кангиной, работницы первого цеха ульяновских военных складов "Арсенал”.  

Именно эту девушку с обожженным лицом и травмами, находящуюся сейчас в реанимации, хотят сделать крайней в пятничных взрывах в Ульяновске — ее обвиняют в том, что, дескать, она нарушила технику безопасности.  

…И от этого треть города чуть не взлетела на воздух.

Сейчас Екатерина Кангина находится в больнице. Как только она пришла в себя, ее сразу навестили работники ФСБ. Катя категорически отрицает, что какие-либо ее действия или ее бездействие могли спровоцировать начало цепной реакции. Говорит, что смена шла как обычно. "Просто раздался хлопок, сзади меня — пламя, и меня начали тушить, я все это помню”.  

Еще слабую от ожогов Кангину допрашивали прямо на больничной койке. Ее подруги и знакомые из других цехов, оставшиеся в живых, хоть сейчас готовы подтвердить ее слова. "Да мы все как на пороховой бочке работаем, всегда было очень страшно, все было на волосок от ЧП”, — говорит Надежда из третьего цеха.  

Многие работники военных складов, напротив, обвиняют в случившемся свое начальство и хотят дать показания, поддерживая Катерину.  

— "Арсеналом” сейчас командует Андрей Радченко, — вот с него и надо спрашивать, как и что на складах и в цехах по утилизации происходит! — возмущается Анна Малиновская, тоже бывшая работница третьего цеха. — Я год и три месяца проработала, каждый день рыдала. Доплаты за опасность с нас сняли, зарплату уменьшили — одни синие халаты оставили. Ничего Катька нарушить не могла. Там до нее все нарушали! На нас орали, требовали гнать план по утилизации, а для этого мы эти снаряды и об пол били, и зубами чуть ли не разгрызали, вытаскивая взрывчатое вещество, чтобы успеть к концу смены. От них искры во все стороны летели! А премии нам — фигушки, еще и КТУ — коэффициент трудового участия — начальство снижало. Сумму выделяли на всю бригаду, а потом рассчитывали по копейкам.  

Всего цехов семь, четвертый — производственный, в некоторых утилизируют особенно опасные минно-торпедные снаряды. В каждом цехе по утилизации боеприпасов после недавних армейских "модернизаций” оставили около 40 человек. А по инструкции должны работать 120 сотрудников.
"Но план не снижают — так и требуют, как за 120, пахать”, — жалуются работники.  

Кстати, первый раз на "Арсенале” по неведомой причине рвануло еще 22 октября. Но тогда взрыв замолчали. А теперь, похоже, нашли козу отпущения…  

За 26 лет своей жизни пострадавшая Катя Кангина ничего и не видела, кроме "Арсенала”. Она с семьей и 8-летней дочкой Линой даже живет на территории самой военной базы, в обшарпанной общаге. Кормит на копейки семью. Дочь учится в четвертом классе. Муж Игорь сейчас ухаживает в больнице за раненой женой и тоже работать не может.  

Надеяться им не на кого. "Захотят посадить — и посадят, никто правду о недостачах боеприпасов на "Арсенале” и о том, что взрывчатка могла уходить налево, расследовать не станет, кричи мы в суде, не кричи”, — уверены жители Заволжского района.  

А информированные источники на условиях анонимности тут же добавляют, что еще творится на подобных "Арсеналах” по всей стране: "Так как армию сокращают, базы сверх всякой меры забиты сейчас списанными боезарядами, боеголовками. Раньше специалистов по хранению боеприпасов готовили в единственном военном училище, в Пензе. Сейчас училище реорганизовано. Очень скоро офицеров с высшим образованием, боеприпасников, которые хоть что-то понимают в вопросе хранения и утилизации боевых и взрывоопасных веществ, попросту не останется. Их заменят сержантами, которых натаскают на шестимесячных курсах”.  

В самом Заволжском районе Ульяновской области, где в минувшую пятницу прогремели взрывы на военных складах "Арсенала”, по приказу губернатора все еще остается чрезвычайное положение. Хотя на улицах спокойно, люди подметают мусор и стоят в очередях за стеклами.  

А между тем в больницы Ульяновска продолжают поступать… раненые. Не от взрывов, а от порезов.
Разговариваю с таксистом, он только что отвозил в травму парня, перерезавшего сухожилие. "Кровь хлещет, всю машину мне залил. "Что такое?” — спрашиваю. "Стекло сам вставлял!” — ну, на это тоже умение надо, его же надо разрезать правильно. Кто же знал, что нам такие навыки пригодятся?”  

Идешь по Новому городу (микрорайон Ульяновска) — навстречу толпы людей со стеклами. Некоторые зачем-то набирают стекла про запас. На стихийно организованных пунктах выдачи стекол, во дворах, уже третьи сутки греется у костра милиция.  

Еду для резчиков, которые работали по пять-шесть часов в выходные кряду, подвозят ближе к вечеру. До этого их кормили бабушки из близлежащих домов.  

— Мы свою задачу выполнили, стекла для окон доставили, но вставлять — не наша задача, — отрапортовал один из сотрудников подрядной организации.  

Бабушки в очереди волнуются: как нам теперь стекла в окна вставлять, мы одинокие, мы порежемся! "Не можем знать, стекольщиков на всех не хватает. Скажите спасибо, что стекол полно”. 

http://mk.ru/social/publications/386119.html


13 декабря 2009 скончалась Екатерина Кангина

Прости нас, Катя!В выходные в Ульяновске неожиданно умерла 26-летняя Екатерина Кангина.
Именно она сперва была объявлена главной подозреваемой по делу о пожаре на военных складах ВМФ, из-за которого месяц назад, 13 ноября, родина Ленина чуть не взлетела на воздух. Ее смерть шокировала родственников. И удивила обывателей — по городу поползли нехорошие слухи.

"Катя нормально себя чувствовала все это время, даже непонятно, с чего вдруг ее состояние в конце недели резко ухудшилось. Срочно понадобилась плазма крови, родственникам позвонили, просили стать донорами, они кровь сдали, но Катю все равно не спасли, она умерла от заражения”, — рассказывают подруги.

Как писал "МК”, пожар вспыхнул 13 ноября в одном из цехов 31-го "Арсенала”, где утилизировали старые боеприпасы. Треть города оказалась под угрозой взрыва.

Жителей спешно эвакуировали. При ЧП погибли два человека, впоследствии — при ликвидации оставшихся боеприпасов — подорвались еще восемь. Следствие выдвинуло версию, что кто-то нарушил технику безопасности.

Этого "кого-то” нашли быстро — простая работница складов Екатерина Кангина оказалась в эпицентре возгорания, искра вроде бы пошла от нее. Коллеги вовремя оттащили молодую женщину. У Кати было 27 процентов ожогов, сильно обгорело только лицо. Она попала в больницу, но состояние ее оставалось удовлетворительным, девушка была в сознании, спокойно рассказывала, что случилось.

"Смена шла как обычно, — поведала Катерина. — Я ничего не нарушала. Раздался хлопок, сзади пламя, меня начали тушить, я все это помню”.

Тем временем остальные сотрудницы "Арсенала” дали показания, что им постоянно приходилось работать на грани фола — платили мало, кучу людей сократили, то, что раньше делали 120 человек, стали делать 40, утилизировали старые снаряды как попало, чуть ли не "зубами их разгрызали”.

Медведев отправил в отставку руководство "Арсенала”. Следствие продолжалось, официальное обвинение Екатерине Кангиной предъявлено не было — ждали, вероятно, когда она выйдет из больницы.

Все это время Катерина Кангина оставалась под охраной. В палату к ней никого не пускали. Правда, губернатор Морозов однажды привез корзину фруктов.

Катя вроде бы шла на поправку. Она очень хотела выздороветь — ведь, кроме нее, кормить ее семью было некому. На "Арсенале” молодая женщина проработала больше десяти лет, пришла сюда после девятого класса, муж вообще нигде не трудился. Дома ждала 11-летняя дочка Ангелина. Жили, как все, в обшарпанной общаге на территории тех же военных складов.

Но выйти из больницы Кангиной было не суждено.Вечером в субботу молодая женщина впала в кому. В полночь ее не стало. Оказывается, у Кати были сильно обожжены верхние дыхательные пути, внутри все гнило, и она весь месяц сама себя отравляла, необходима была срочная операция. "Катерину надо было срочно переправить в Москву, чтобы в Склифе пересадку кожи сделать, но она так и застряла в Ульяновске. У родных денег не было, чтобы ее спасти, а властям, вероятно, не очень и было нужно, чтобы Катька выжила. Теперь за ее смертью дело о пожаре в "Арсенале” скорее всего вообще прекратят, нет человека — и все концы в огонь”, — говорят друзья.

Попрощаться с Екатериной Кангиной собрались почти все сотрудники "Арсенала”. Теперь уже безработные. После громкого ЧП склад сразу закрыли, и 587 человек оказались выброшены на улицу.

http://ulpressa.ru/2009/12/14/article101928.html

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ | Просмотров: 1136


Яндекс.Погода
Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Admin's: 0

МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ от ЛАРИСЫ ИВАНОВНЫ
Работы от Ларисы Ивановны © 2009-2016