Регистрация | Вход ip: 54.162.168.187 28 Май 2017, Воскресенье
 Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ (80 ВОПРОСОВ / ОТВЕТОВ)



Главная
» 2009 » Октябрь » 6 » чинуши "ОБОРЗЕЛИ" !!!
чинуши "ОБОРЗЕЛИ" !!!
ПО БЛАТУ С чего начинается Родина? Со взятки в твоем букваре. Поборы с родителей при приеме детей в первый класс давно уже стали массовым явлением. И избежать этого не удается практически никому, потому что образовательные учреждения весьма изобретательны в способах получения так называемых благотворительных взносов.

Лобзик для директора


Устроить ребенка в хорошую школу, а тем более в спецшколу было непросто и в советские времена. Однако "конкурс родителей", взятки-подарки существовали чаще всего лишь в элитных школах, да и то не во всех. Сегодня же родители платят за прием ребенка в первый класс уже самых обычных заведений. Как рассказал Ефим Галицкий, начальник лаборатории анализа данных Фонда общественного мнения, родители примерно 24% первоклассников давали взятку за прием в школу. Средний размер взятки два года назад составлял 14 тыс. руб. в Москве и 6 тыс. руб. в регионах. А общий объем взяток за поступление первоклассников в 2007/08 учебном году оценен в 1,6 млрд руб. Средний размер добровольно-принудительного вступительного взноса в фонд школы при поступлении составил 8,5 тыс. руб. в Москве и 2 тыс. руб. в регионах. За два года, по мнению социологов, ситуация не изменилась. Взятки и вступительные пожертвования в попечительские фонды - это зачастую одно и то же, тем более что в обоих случаях родители отдают деньги вовсе не по доброй воле.

Рассказывает Н., мама будущего первоклассника одной из школ Челябинска: "При зачислении детей директор нашей школы требует подписать заявление о добровольном вступлении в состав попечительского совета, а заодно и договор о членстве в этом некоммерческом партнерстве, на основании которого родитель обязуется выплатить единовременный взнос 25 тыс. руб., а также ежемесячно вносить по 4 тыс. руб.". Заметим, по закону желание или нежелание родителей участвовать в благотворительной деятельности в пользу школы не является основанием при решении о приеме ребенка в учебное заведение. Более того, даже сам по себе вопрос "Чем вы можете помочь школе?", заданный до подписания приказа о зачислении,- грубое нарушение закона.

И тем не менее школа, как, впрочем, и вся страна, живет "по понятиям". "У нас в школе принято, чтобы родители помогали" - вот типичная фраза при собеседовании с родителями будущего ученика. Иногда это самое "принято" достигает в московских школах 300 тыс. руб. в виде вступительного взноса в попечительский фонд.

Правда, это все равно не освободит от дальнейших трат. "Весь год мы ходили на платную подготовку (9 тыс. руб. за курс) в ту же школу, в которую пойдем в сентябре,- рассказывает М., мама будущего первоклассника подмосковной школы.- Потом при приеме документов в анкете был пункт "Чем вы можете помочь школе?". Так как в данный момент с деньгами у нас не очень, я отметила только те пункты, где денежные затраты не требовались. Тогда директор выбрала мне самую дешевую из нужд школы (электролобзик за 2500 руб.) и сказала, что уж на него мы как-нибудь деньги найти должны, причем срок, за который надо его принести,- неделя. Естественно, купили и принесли, ведь ребенку там учиться. Дальше была сдача денег на учебники. И это еще не все. В фонд школы, в фонд класса, на охрану и питание сдавать будем уже в сентябре. Нам еще повезло: наш кабинет свежеотремонтированный, а у знакомых в других школах собирали деньги на ремонт вплоть до пластиковых окон. Замена парт и мебели там также за счет родителей". Кстати, упомянутые платные курсы подготовки при школе (в среднем 4-15 тыс. руб. в Москве) в принципе можно тоже расценивать как скрытую форму вымогательства: окончившие их дети имеют больше шансов попасть в первый класс данного заведения.

Конкурс, которого нет

Хоть это и дико, но все-таки понятно, почему родители платят за устройство детей в детсады: в московских детсадах не хватает мест. Но в школах положение дел иное.

Во-первых, сегодня общие возможности школ по приему первоклассников превышают число потенциальных претендентов. Ну а во-вторых, в отличие от детского сада при нехватке мест в школах отдельно взятого района местных детей в определенных случаях все равно обязаны принять, то есть создать дополнительные места и организовать обучение хоть в две смены. Понятно, что родители выбирают школу, которая, по их мнению, даст лучшие знания и где их ребенку будет комфортнее.

При этом, по наблюдениям экспертов, популярность школы во многом определяется ее пиаром, а вовсе не качеством самого заведения. Заметим, что конкурс в старые, известные школы, находящиеся в центре крупных городов, зачастую ниже, чем во многие "дворовые" на окраинах. Причина проста: далеко не все могут или считают нужным возить ребенка за тридевять земель. Зато если в микрорайоне из четырех школ одна считается более или менее нормальной, а остальные загнивающими, то в нормальной от желающих не будет отбоя.

Все хотят, чтобы их дети попали в гимназический класс, потому что туда наберут "нормальных детей" и поставят "нормальную учительницу", а общеобразовательный класс будет сборищем двоечников и хулиганов. Кстати, этот тезис зачастую доводят до родителей сами учителя и директора школ.

И еще один важный критерий - хорошая первая учительница. Для первоклассника важна не столько школа, сколько личность педагога, который будет им заниматься ближайшие четыре года. Наслушавшись отзывов, родители несут заявления в ту местную школу, где новый класс набирает вменяемая учительница.

С точки зрения закона никакого конкурса в школах быть не может: в первый класс обязаны принять всех здоровых детей, чьи родители сопроводили заявление медкартой ребенка и его свидетельством о рождении. Запрещены также любые тестирования на предмет выявления знаний школьной программы (например, умения читать) при поступлении даже в самую выдающуюся спецшколу с углубленным изучением всего на свете. При этом родители имеют право определить своего ребенка в первый класс любой школы страны, если только смогут организовать его посещение. Поэтому, если, к примеру, в школе создаются три первых класса по 25 человек (санитарная норма), то набирают 75 человек, а остальным отказывают.

Формально так и происходит. Объявляется, что, допустим, 1 апреля в 10.00 в конкретной школе начинается запись детей. И перед школой выстраивается очередь родителей. Зачастую даже с номерками на руках. И вдруг обладатели номерков узнают, что стояли зря: прием в школу каким-то странным образом уже закончился. Никакого конкурса...

Бронированные классы

Как рассказал Виктор Болотов, вице-президент Российской академии образования и экс-руководитель Рособрнадзора, некоторые дополнения к правилам зачисления в школу принимаются на муниципальном уровне. Но они не могут противоречить принципам федерального закона, а обязательными являются только для тех школ, по отношению к которым муниципалитет является учредителем. Так, в частности, в Москве право на первоочередное зачисление в первый класс муниципальных школ имеют дети, проживающие в домах, расположенных в непосредственной близости от конкретного образовательного учреждения, и выпускники дошкольной ступени данного образовательного учреждения.

В ряде регионов, например в Санкт-Петербурге, преимущество имеют и дети, чьи старшие братья или сестры уже учатся в данной школе, даже если она расположена и не по месту жительства семьи. В Москве это правило отменено. Когда речь идет о "дошкольной ступени данного образовательного учреждения", то подразумевают только подготовительную группу детского сада, являющуюся подразделением среднего учебного заведения. У большинства школ такой ступени нет. Так что платные курсы подготовки при школе ничего общего с этим не имеют, а значит, никаких преимуществ при зачислении не дают.

Проблема, как говорят эксперты, заключается и в отсутствии четкого регламента принятия решения о зачислении. Поэтому оказывается, что в момент открытия записи в школу часть мест уже забронирована за теми, у кого была предварительная договоренность с администрацией учебного заведения. Эта договоренность оформляется как заявление на общих основаниях. Впрочем, такое бронирование не всегда результат взятки.

"Оформить запись еще до начала свободного приема могут, во-первых, окончившим платные курсы подготовки при школе, хотя это и незаконно,- рассказывает Алексей Воронцов, директор открытого института "Развивающее образование".- Определенный процент идет по звонку сверху, по блату. И разумеется, вне очереди идут те, кто уже внес или готов внести взнос в попечительский фонд".

"По сути, согласно сегодняшнему законодательству, даже самая элитная спецшкола обязана принять в первый класс детей всех подавших заявление,- комментирует Алексей Семенов, ректор Московского института открытого образования.- Понятно, что это невозможно, а значит, все равно проводится какой-то скрытый конкурс. Выбор на основании такого критерия, как деньги, недемократичен, но и любые другие критерии в данном случае не менее странны. На мой взгляд, решение проблемы - в возможности популярной школы тиражировать свою методику и формат обучения, создавая под своей эгидой сети, объединения школ в соответствии с количеством желающих учиться. Например, знаменитая московская школа N 57 сейчас развивает такую сетевую модель".

Блеф и наличность

Сегодняшний среднестатистический учитель при загрузке, эквивалентной рабочей неделе среднестатистического же служащего, зарабатывает не меньше. Например, в Москве в зависимости от квалификационного разряда учитель получает 40-70 тыс. руб. в месяц. Что же касается бюджета на поддержание в должном состоянии учебно-материальной части, то с этим дела обстоят значительно хуже. А если выразиться конкретнее, то государство обычно строит прекрасную школу с бассейном, несколькими спортзалами, компьютерными классами и т. п., а потом умывает руки: денег на поддержание всей этой инфраструктуры в бюджете не предусмотрено.

По мнению многих директоров школ, декларация о бесплатном среднем образовании в России - это чистый блеф. "В этом году в бюджете моей школы на текущие хозяйственные расходы предусмотрено сметой всего 25 тыс. руб. Возможно, окружное управление образования выделит еще какие-то дополнительные средства, но все равно того же порядка. И это на весь год,- рассказывает Марина Фирсова, директор московской гимназии N 1518.- Подразумевается, что на эти деньги нужно закупать расходные материалы, гигиенические средства и т. д. На школу площадью 10 тыс. кв. м, в которой учится 800 человек, этого однозначно не хватит. Без дополнительных, внебюджетных источников финансирования обеспечить нормальный учебный процесс практически нереально. Поэтому все школы вынуждены обращаться к родителям за поддержкой". При этом Марина Фирсова считает недопустимым собирать вступительные взносы, даже просто заводить разговор с родителями будущих учеников о какой-либо помощи до зачисления детей в школу. В ее школе ежегодно рассчитывается объем необходимых пожертвований. При этом родители вовсе не обязаны платить именно названную цифру, а каждый платит, сколько может. Вносятся эти деньги непосредственно на расчетный счет школы с указанием цели - на хозяйственные нужды, поэтому ни на что иное потратить их нельзя. Расходование средств идет только по безналичному расчету, все движения по школьному расчетному счету абсолютно прозрачны для контролирующих органов, а кроме того, директор ежегодно отчитывается перед родителями о потраченных суммах (кстати, не таких уж и больших).

"Если деньги родителей идут через счет школы, то нужно иметь дело с фирмами и поставщиками, которые проходят конкурс точно так же, как на расход бюджетных средств,- говорит Светлана Стаценина, директор московской школы N 1230 с углубленным изучением английского языка.- В нашей школе существует попечительский совет. Это некоммерческое партнерство, отдельное, самостоятельное юридическое лицо, цель которого - аккумулирование внебюджетных средств, благотворительных взносов, которые тратятся исключительно на развитие школы. Распорядителями этого фонда являются родители, которые совместно с директором решают, каким образом эти средства должны быть потрачены. Эта схема мне и родителям нравится больше, чем другие, потому что распорядители могут выбрать тех поставщиков, которые более выгодны с экономической точки зрения, а не тех, которые выиграли конкурс, к примеру, на выполнение ремонтных работ. Разговор с родителями о вступлении в этот фонд ведется после зачисления их детей к нам, это абсолютно добровольно и не является критерием для принятия ребенка в школу".

Независимый от государства фонд школы, конечно, удобен: попечители могут тратить деньги на школу по своему усмотрению. Однако за удобство нужно платить: часть собранных средств уходит на обслуживание самого фонда, то есть на зарплаты членов правления и бухгалтера. Разумеется, удобнее всего было бы собирать и держать наличные деньги, а контроль за ними возложить на казначея из состава родительского комитета. И оперативно, и никаких налогов на благотворительность. Однако, по наблюдениям экспертов, ни один вменяемый директор сегодня с такой формой сбора и хранения более или менее осязаемых средств связываться не станет. Причина понятна: никому не хочется дать повод для обвинений в краже или взятке.

Взятки любят тишину

По наблюдениям Виктора Болотова, основной поток жалоб родителей в Рособрнадзор связан именно с требованиями администрации школ внести вступительный взнос (на счет или просто наличными), а также периодически вносить деньги уже в процессе учебы. Чиновники системы образования выступают против сбора пожертвований, но запретить добровольные (если они действительно добровольны) пожертвования на счет школы или в попечительский фонд они просто не имеют права. На этот факт, собственно, и списываются все неудачи в "борьбе с пожертвованиями". Однако, как уже было сказано выше, без спонсорства (или поборов) школы будут влачить жалкое существование, а значит, все проблемы посыплются на головы тех же самых чиновников. Чтобы избежать этого, они дают установку директорам школ "работать с родителями". По сути, вместо того, чтобы на своем уровне решать вопрос финансирования школ (например, привлекать в качестве спонсоров различные организации), департаменты образования оставляют школу и родителей наедине с их проблемами. А что при этом нарушаются законы, вымогаются деньги, берутся взятки под видом "спонсорской помощи" - не важно. Важно, чтоб было тихо. Зато когда в департамент приходит очередная жалоба на вымогательство, то чиновники оказываются вроде как ни при чем. Однако ни один руководитель, если только он не на Луне живет, не может не знать о том, что кто-то из его подчиненных, в данном случае директора школ, занимается махинациями. Тут открывается простор для домыслов и предположений, которые не так уж и безосновательны. В самом деле, система поборов не может функционировать только, так сказать, в горизонтальной плоскости. В таких случаях "низы" всегда делятся с "верхами". Впрочем, у "верхов" свои финансовые проблемы. Например, как закупить для школ такие учебники, которые ни учителя, ни ученики использовать ни за что не станут? Московский департамент образования ежегодно выбирает именно такие ненужные учебники, после чего родителям приходится раскошеливаться, чтобы обеспечить детей нормальными пособиями по многим предметам. Вот вам еще одна статья расходов кроме добровольно-принудительных взносов в попечительские фонды.

Конечно, ни один попечительский фонд, каким бы независимым он ни был, не будет создан без благословения департамента образования. Директор школы не посмеет принимать пожертвования от организации, которая по каким-либо причинам не устраивает департамент. И вот тут мы подошли к самому интересному моменту. Во всем мире благотворительные фонды зачастую являются весьма удобным коррупционным инструментом. Заинтересованное лицо "добровольно вносит пожертвование" на счет, а потом эти деньги по определенным схемам выводятся или тратятся в пользу нужного человека. Разумеется, правоохранительные органы борются со взятками в школах. Однако, по наблюдениям экспертов, те уголовные дела, которые завели на нескольких директоров московских школ и по которым уже дали условные сроки, сфабрикованы. "В стране объявлена борьба с коррупцией, и милиции надо отчитываться,- рассказывает Виктория Молодцова, шеф-редактор издания "Учительская газета - Москва".- По обвинениям двух директоров мы провели собственное журналистское расследование и можем утверждать, что этих людей специально подставили. Кстати, в одном случае взяткодателем выступает мама ученика, которого незадолго до этого милиция задержала за кражу из автомобиля. Почему эта женщина согласилась участвовать в этом деле, можно догадаться". По наблюдениям Виктории Молодцовой, чаще всего под ударом оказываются честные директора, страдающие элементарной правовой неграмотностью. Что же касается настоящих взяточников и воров, то у них, как правило, придраться не к чему: отчетность в порядке.

Что же касается чиновников системы образования, то с родителями в школе они не взаимодействуют, денег не вымогают. Однако из этого вовсе не следует, что совесть их чиста. Прямо или косвенно, но именно они - главные виновники махинаций в школах. Да ведь и генералы автоинспекции тоже сами денег на дороге не собирают.

Алексей Боярский, Марина Тарабрина, "Коммерсант"
ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ | Просмотров: 1201


Яндекс.Погода
Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
Онлайн всего: 56
Гостей: 56
Admin's: 0

МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ от ЛАРИСЫ ИВАНОВНЫ
Работы от Ларисы Ивановны © 2009-2017