Регистрация | Вход ip: 23.20.87.12 26 Май 2017, Пятница
 Лариса Ивановна
ЯД: 41001368021550
КИВИ: 9176181492
ВебМани: R669915691493
+79176131115(МТС)
234555@mail.ru
МЕНЮ
ПОИСК ПО САЙТУ

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:


Анекдоты от Ларисы Ивановны


РЕЧЬ НА ЗАЩИТЕ ДИПЛОМА
Примеры расчета больничного пособия из МРОТ. Журнал «Зарплата» №2, февраль 2012
Куда спрятать шпоры? Советы школьников
ШЕСТАЯ РОТА 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Гвардейской Псковской дивизии ВДВ
ГРИБЫ СМОРЧКИ и СТРОЧКИ
ЗАДЕРЖКА ЗАРПЛАТЫ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОМПЕНСАЦИИ... примеры
ШКОЛЬНЫЕ ПОБОРЫ. ЗА ЧТО (НЕ) НУЖНО ПЛАТИТЬ В ШКОЛЕ

ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №4
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ №3
ОТВЕТЫ НА ТЕСТ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ №1
ОФОРМЛЕНИЕ Дипломной работы (ВКР)
ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
ТЕСТ ПО ЭКОНОМИКЕ С ОТВЕТАМИ (80 ВОПРОСОВ / ОТВЕТОВ)



Главная
» 2009 » Июнь » 25 » Количество БЮДЖЕТных МЕСТ в ВУЗах Ульяновска. ЛИПОВЫЕ ВУЗы.
Количество БЮДЖЕТных МЕСТ в ВУЗах Ульяновска. ЛИПОВЫЕ ВУЗы.
В России создаётся федеральный реестр дипломов. В соответствии с постановлением правительства, c 1 сентября 2013 года все образовательные учреждения обязаны вносить в единую базу данных сведения о документах, выданных выпускникам.

Это мера среди прочего призвана отделить официальные свидетельства от потока фальшивок, которые продаются через Интернет и даже в подземных переходах. Реестр будет содержать сведения о дипломах государственного образца, выданных с 1992-го года. В базу данных также внесут информацию об учёных званиях.

http://newsland.com/news/detail/id/1238573/


Где же тоехнари ?Количество бюджетных мест в вузах Ульяновска сокращается

Три основных вуза города – УлГУ, УлГТУ и УлГПУ готовы принять на бесплатной основе в 2009 году 2 973 абитуриента.
В Ульяновске начали работу приемные комиссии. Городские вузы начали прием документов с 19 июня. То, что результаты ЕГЭ на сегодняшний день известны еще не всем, работников приемной комиссии, видимо, не смущает.
Количество бюджетных мест в наиболее крупных вузах города изменилось не слишком существенно.

По словам проректора по учебной работе УлГТУ Сергея Королева, в Политехе в 2009 году будет 913 бюджетных мест. Это на 30 меньше, чем в 2008 году. Сокращены места на гуманитарных и экономических факультетах. Такая же тенденция, кстати, была и при наборе студентов в 2008 году. Количество бесплатных мест на технических факультетах осталось неизменным.

Как сообщили в УлГУ, бюджетников в 2009 году в суммарном отношении к 2008 году уменьшится. Всего на бесплатной основе будут учиться 960 человек. Уменьшится количество «бесплатников» среди заочников. А вот бюджетников на очной форме обучения станет на 20 больше.

Больше всего бюджетных мест в 2009 году в УлГПУ. Здесь готовы принять на безвозмездной основе около 1100 абитуриентов.

Приемные комиссии ВУЗов принимают документы абитуриентов до 25 июля.

http://ulpressa.ru/news/2009/06/25/article86240/

ВЫБРАЛ НЕ ТО - ПОЛУЧИЛ...

Липовые вУЗы

Миллионы долларов за диплом

Сегодня (27 июня 2009 года) 120 выпускников Московского института медико-социальной реабилитологии (МИМСР) должны сдавать последний госэкзамен. Они к нему готовились, они шесть лет мечтали об этом заключительном испытании перед стартом в любимую профессию, они заплатили за годы обучения более полумиллиона рублей каждый, но все оказалось напрасным. Никакого госэкзамена сегодня не будет, потому что у вуза нет лицензии и он соответственно лишен права на образовательную деятельность. А это означает, что 740 студентов МИМСР, включая и выпускников, в одночасье оказались на улице без денег, которые они исправно платили за учебу, без диплома, который уже почти заслужили, и без внятных перспектив. Причем виновных в этой чудесной истории нет: чиновники от образования лишь хмурят брови, сетуя на непорядок в частных вузах, а руководители вузов разводят руками, сетуя на чиновников от образования. Есть лишь потерпевшие – 740 российских семей, добросовестно инвестирующих заработанные деньги в образование детей и наивно полагающих, что в Москве – под носом у Рособрнадзора и под крылом Российского государственного медуниверситета (РГМУ) – их никто не «кинет». Институт-то был хоть и коммерческим, но на базе РГМУ, причем университет изначально числился среди учредителей. Тем не менее «кинули». В лучших традициях отечественного наперстка. Теперь, задним числом выясняется, что лицензия у МИМСР закончилась в декабре прошлого года, что РГМУ из учредителей вышел и что Рособрнадзор давно грозил институту закрытием. Оказывается, строгие чиновники, надзирающие за образованием, минувшей осенью неожиданно обнаружили, что в мединституте мало штатных преподавателей, еще меньше компьютеров, нет библиотеки, непорядок в буфете и плохо с пожарной безопасностью. Ровно так же МИМСР существовал уже не один год, что не мешало выдаче лицензии, образовательному процессу и практике. Ребята постоянно работали в московских больницах и поликлиниках, набираясь опыта и сдавая зачеты. И за все это, повторяю, регулярно платили. 740 человек в среднем по 100 тысяч рублей в год – неплохая, согласитесь, получается сумма: около двух с половиной миллионов долларов ежегодно. Есть за что побороться и учреждающим, и обучающим, и проверяющим. И есть что терять родителям и студентам.

По стечению обстоятельств весной прошлого года в Рособрнадзор назначили нового руководителя – Любовь Глебову. Прежний, Виктор Болотов, подал в отставку после того, как Генпрокуратура проверила, на каких условиях ведомство выдавало лицензии частным вузам. Что-то там накопали сомнительного и от греха подальше сменили руководство. Госпожа Глебова пришла не с улицы, а с должности статс-секретаря Минздравсоцразвития. Многие годы она в том или ином качестве занималась проблемами образования, здравоохранения, так что о проблемах медицинских вузов знала не понаслышке. И не только медицинских. Знали об этих проблемах и министр здравоохранения Татьяна Голикова, и министр образования Андрей Фурсенко. С высоких трибун эти уважаемые дамы и господин не раз выражали глубокую озабоченность судьбами нашей молодежи и состоянием нашего профессионального образования. Заботиться о судьбах миллионов и печалиться об общем уровне образовании очень удобно, потому что заботишься абстрактно, но выглядишь прилично. Наверное, поэтому названные чиновники столь обаятельны и непорочны. Опускать их до уровня частных проблем каких-то ста двадцати недоучившихся студентов действительно неудобно. И даже до семисот сорока. Уровень не тот, масштабы мелковаты. Тем более что в числе несостоявшихся медиков нет ни одного отпрыска из семей министров, депутатов и, не побоюсь этого слова, кремлевской администрации. Значит, действовать можно смело и решительно, руководствуясь главным принципом российской действительности – обобрать и разогнать.

Такая же радостная участь ожидает еще несколько сот негосударственных вузов страны, в которых обучается 1 миллион 458 тысяч студентов. Государство решило навести порядок с частным образованием, что разумно. И намерено в ближайшее время лишить лицензий более 500 вузов, что безобразно. Роль большевика с шашкой наголо, рубящего налево и направо под песню «до основанья, а затем», приличному государству все же не к лицу. Можно провести максимально гласную аттестацию частных вузов по безупречным критериям, можно наметить сокращения и максимально публично объявить о том, кто в ближайшие годы будет закрыт, дав время определиться и студентам, и их родителям. Но если так торопятся рубить, то возникает смутное подозрение, что рубятся не ради качества образования, а скорее за те многомиллионные потоки, которые так манят благодатной зеленью. В том же МИМСР проблемы с лицензией начались не только после прихода к власти госпожи Глебовой, но и после создания бывшим учредителем (государственным медуниверситетом) собственного отделения медико-социальной реабилитологии. Николай Володин, ректор РГМУ, находчиво оценил перспективность этого отделения. Теперь он даже готов позаботиться об отдельных недоучившихся студентах бывшего братского МИМСРа. Цена заботы обсуждается несчастными студентами честно – порядка 150 тысяч рублей за полгода дополнительного обучения, повторной сдачи госэкзаменов и долгожданной защиты диплома. Но Володин открыто предупреждает – на всех у него мест нет. Студенты и их родители в панике. Они прекрасно понимают российский контекст и догадываются – повезет не самым достойным, а скорее наиболее щедрым. Что глубоко справедливо в разгар мирового кризиса. Ну кто еще позаботится о наших бедных чиновниках из Рособрнадзора, Минобрнауки и Минсоцздрава, если не мы с вами? Нас ведь еще Салтыков-Щедрин учил, что кормить, холить и лелеять российского чиновника надобно всячески и неустанно, а то осерчает, разгневается и перестанет вовсе о нас, глупых, заботиться и переживать.

Опубликовав 23 июня первый материал об истории с МИМСР и о пропавших миллионах рублей, оплаченных студентами за учебу, мы обратились к Генеральной прокуратуре с просьбой взять под контроль эту ситуацию, выяснить судьбу денег и оценить правомерность действий всех ответственных сторон – Татьяны Алферовой (ректора МИМСР), Николая Володина (ректора РГМУ, учредившего вначале МИМСР, а затем создавшего аналогичное отделение), Любови Глебовой, Татьяны Голиковой и Андрея Фурсенко (госдам и госмужа, деятельность или бездеятельность которых ударила по судьбам сотен российских семей. А в ближайшее время ударит по судьбам полутора миллионов). Генеральная прокуратура пока не ответила. Так что будем готовить письмо в Кремль. Оттуда, по крайней мере, отвечают.

ВУЗЫ-ЛОХОТРОНЫ

23 Июня 2009 г.
Высшая мера
Сотни студентов стали жертвами вузовского «лохотрона»

В российских образовательных учреждениях начались вступительные экзамены. Впрочем, к ним готовятся не только вчерашние школьники, но и студенты, чьи вузы лишились лицензий и аккредитаций в результате проверок. Несмотря на заверения сторонников «чистки» высших школ в том, что учащиеся не будут брошены на произвол судьбы, тысячи молодых людей оказались в затруднительном положении.

Существующее законодательство не дает им практически никаких гарантий. Учащиеся не могут ни перевестись в другой вуз, ни доучиться семестр в своем, ни вернуть потраченные на обучение деньги. Именно такая печальная участь постигла сотни студентов Московского института медико-социальной реабилитологии.

Старшекурсникам Московского института медико-социальной реабилитологии (МИМСР) до последнего госэкзамена осталось меньше недели. Самое время усиленно повторять пройденный материал и неторопливо подбирать костюмы для выпускного вечера. Однако вместо штудирования учебников студенты изучают российское законодательство, а вместо каталогов с нарядами – судорожно пролистывают справочники «Куда пойти учиться». А все потому, что последний семестр они проучились в юридически не существовавшем вузе, даже не зная об этом. И теперь получение диплома находится под очень большим вопросом.

Вуз и ныне там

Несколько лет назад, когда нынешние выпускники были абитуриентами, поступление в МИМСР казалось весьма выгодным ходом. Все документы у вуза были в порядке, цены были ниже, чем в государственных медицинских институтах, а самое главное – заведение было «под крылом» у Российского государственного медицинского университета (РГМУ). Однако в прошлом году в университете появилось свое отделение медико-социальной реабилитологии, и МИМСР стал отдельной организацией. В это же время вуз не прошел проверку Рособрнадзора. Учебному заведению дали год на исправление всех нарушений. С 1 января 2009 года вуз лишается лицензии на ведение образовательной деятельности. «Отказ в лицензии – случай вопиющий и редкий, – сообщили «НИ» в пресс-службе Рособрнадзора. – Это означает, что есть причины, по которым образовательная деятельность невозможна».

Студентов об изменениях в статусе руководство вуза не извещает. «Преподаватели РГМУ перестали с нами заниматься с сентября, однако в ректорате нас убедили в том, что все в порядке. 5 июня мы писали очередной тест. Только за сутки до этого руководство вуза нам сообщило, что ни сдача последнего госэкзамена, ни диплом нам не «светят». Сказали и о том, что последние полгода мы учились нелегально, – рассказал «НИ» студент института Петр М. – Особенно это было «приятно» слышать в свете того, что за год обучения мы платили 86 тысяч рублей и за минувший семестр, естественно, тоже отдали деньги. Надеемся, нам удастся перевестись и сдать экзамены хотя бы через полгода».

Пятиэтажное здание МИМСР на 2-й Парковой улице напоминает покинутую на лето контору. Окна темны и закрыты, на первом и втором этажах – решетки, на одном входе – замок. Попасть внутрь можно через железную дверь, предварительно позвонив. Людей в университетском дворе почти нет. «Ты что, собираешься поступать? – ужаснулись две студентки-второкурсницы при виде корреспондента «НИ». – Беги отсюда. Это не вуз уже». Второкурсницы скрылись за железной дверью, отправившись на собрание руководства университета со студентами. А нас встретил суровый охранник, который сказал, что приемной комиссии еще нет, декана нет и вообще лучше позвонить «как-нибудь потом».

Трудности перевода

По большому счету, не так уж и страшно для выпускника защитить диплом на год позже, чем запланировано. Намного сильнее студентов беспокоит другой вопрос: а удастся ли это сделать вообще? «Ректор РГМУ вроде говорил, что готов взять нас к себе: сдадим у них госэкзамены и спокойно получим диплом, – пояснила «НИ» студентка 6-го курса Маргарита П. – Но для этого нам надо будет отучиться еще полгода – взамен этих нелегальных недель. Доучиваться будем тоже за деньги, причем более серьезные, чем в МИМСР. Кроме того, нужно будет пересдать некоторые предметы, а сессия подходит к концу, значит, придется ждать зимы. Нам сказали, что придется заплатить от 60 до 150 тысяч рублей: за перевод, полгода обучения и сдачу экзаменов. А кто-то вообще перевестись не сможет».

А этот вариант, увы, выглядит вполне вероятным. Бывшая студентка факультета «Менеджмент организаций» Высшего института управления Екатерина Гордеева с мечтой о дипломе давно попрощалась. «Прошлой весной у института кончилась лицензия, и об этом нам сказали лишь после этой зимней сессии, то есть почти через год. Все это время мы платили за обучение, правда, копейки – всего 10 тысяч рублей за семестр, – призналась «НИ» девушка. – Все, естественно, кинулись переводиться в другие вузы. Но специальные бланки для справки о неоконченном высшем образовании в вузе... закончились. Вместо этого нам стали выдавать какие-то бумажки собственного производства, с которыми ни один вуз студента не берет. В общем, я решила, что собственные нервы мне дороже диплома о высшем образовании».

По закону студентам обязаны дать возможность перевестись и доучиться вне зависимости от того, государственный вуз закрывается или частный. «В случае неаккредитации учредитель должен решать вопрос, как помочь вузу, в том числе студентам и преподавателям, – пояснили «НИ» в пресс-службе Рособрнадзора, – перевести учащихся в другие вузы на соответствующие специальности, прекратить новый прием».

Однако слепо переводить человека в любой институт нельзя: студент может не осилить ни стоимости обучения, ни требований преподавателей.

Хороший вуз негосударственным не назовут

С прошлого года в стране ведется настоящая охота на институтских «ведьм». К 2012 году Минобрнауки планирует сократить число государственных вузов на 30%. Более чем у 500 вузов и филиалов по результатам проверки должны быть отозваны лицензии на образовательную деятельность. Часть не дотянувших до высокой госпланки вузов будет видоизменена. Их либо поглотят более крупные институты, либо они будут преобразованы в бакалавриаты и профтехучилища. «Сокращенных» негосударственных вузов должно быть еще больше: по мнению экспертов, они чаще не соответствуют образовательным стандартам, чем государственные.

Все это выглядит очень логичным, тем более что в последние годы всевозможные частные академии-однодневки возникали как грибы после дождя. «Для высших учебных заведений законодательно установлена норма: 170 бюджетных мест на 10 тысяч человек населения. В то же время в государственных и негосударственных вузах страны сейчас почти 230 студентов на 10 тысяч человек, – рассказал «НИ» президент совета Ассоциации негосударственных вузов России, ректор Российского нового университета Владимир Зернов. – «Чистка» вузовской системы, приведет к закрытию многих негосударственных заведений. Останутся самые лучшие и конкурентоспособные из них».

По данным независимого рейтингового агентства РейтОР, уже сейчас более 70% студентов учатся на платной основе. Однако 69% россиян, опрошенных компанией Superjob, не считают, что хорошее образование может быть платным. Такой расклад, усиленный к тому же финансовым кризисом, может привести к серьезным проблемам даже у хорошо зарекомендовавших себя негосударственных вузов, опасаются эксперты. Так, по прогнозам ректора ГУ–ВШЭ Ярослава Кузьминова, общее сокращение спроса в секторе платного образования в ближайшее время может достигнуть 30%.

Все в суд

От того что сократится число «шарашкиных контор», всем будет только легче. Кроме студентов, которые фактически окажутся в роли «обманутых вкладчиков». «Если вуз продолжил работу, хотя лицензии у него не было уже полгода, то это называется мошенничеством, – высказал «НИ» свою точку зрения президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Тогда надо писать заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку, а также направить официальное заявление в Рособрнадзор с требованием обеспечить студентов учебными местами». «Если при заключении контракта на платное обучение вуз не информировал студента и его родителей о том, что планируется перелицензирование, то это уже классифицируется как введение в заблуждение, – пояснила «НИ» юрист комитета Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Ирина Лазарева. – И если вуз остался без лицензии и закрылся, то смело можно подавать в суд. А уж если он продолжал брать со студентов деньги, то исковое заявление просто обязательно».

Впрочем, кидаться камнями исключительно в руководство вузов, ставших нелегальными, не совсем корректно, убеждены эксперты. «Когда вуз, названный впоследствии не соответствующим образовательным стандартам, получает лицензию, значит, чиновник видит, что там есть и все ли в порядке, – рассказал «НИ» Сергей Комков. – Если потом открыли другую специальность, там могут потребоваться другое оборудование и другие помещения. Но если новой специальности не появилось, а вуз был резко лишен лицензии, то возникает закономерный вопрос: так ли критичны были изменения или, может, изначально в вузе не все было в порядке? Такие моменты – недоработка не только ректора вуза, но и конкретного чиновника, который выдавал лицензию».

Любопытную идею на днях подало руководство Федеральной антимонопольной службы. В ведомстве считают, что можно ввести механизм «страхования образовательной сферы», когда страховщики будут возмещать студентам ущерб за отозванные лицензии и банкротство институтов. Таким образом, все затраты на перевод и оплату обучения в другом вузе будут компенсированы. Однако пока что нововведение остается на уровне планов. И студенты теряют не только время, но и возможность устроиться в ординатуру или на работу. Приобретая взамен дыру в семейном бюджете, а юноши – еще и возможность «загреметь» в армию.

Самое поразительное – эта история почему-то не привлекла внимания правоохранительных органов, федеральных телеканалов, депутатов и правозащитников. Руководство страны без устали призывает бороться с коррупцией, а под боком у Кремля медицинский вуз, чиновники из контролирующих структур создают образовательную пирамиду, с помощью которой выкачивают из студенческих карманов миллионы рублей. Теперь множество юношей и девушек остаются без дипломов, без денег и без внятных перстпектив. Кто за это ответит? Редакция «Новых Известий» продолжит журналистское расследование, чтобы этот вопрос не остался риторическим.

Вместе с тем «НИ» просят руководство Генеральной прокуратуры РФ считать данную публикацию официальным обращением.



НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ | Просмотров: 3669


Яндекс.Погода
Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
Онлайн всего: 68
Гостей: 68
Admin's: 0

МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ от ЛАРИСЫ ИВАНОВНЫ
Работы от Ларисы Ивановны © 2009-2017